Атланта
Объявления
Деловая Атланта
Работа
"Русский город"
Медиа
Общество
Развлечения
Иммиграция
English
Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Портал русской
Атланты
Читайте статьи различной тематики
на нашем сайте
Портал русской
Атланты
Читайте статьи различной тематики
на нашем сайте
Главная О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
МЕНЮ

Настоящая Африка не дает уснуть, зато потом снится всю жизнь

На буро-зеленом ковре травы отчетливо выделялись четыре застывших крокодильих глаза. Парочка, уютно устроившаяся на газоне, не мигая, смотрела на меня. Третий их собрат, обосновавшийся чуть поодаль, вдруг резко раскрыл пасть на всю возможную ширину - да так и замер, будто горло решил прогреть под жарким кенийским солнцем. И ни колючей проволоки, ни ограды с электрическим током, ни хоть какой-нибудь реечки, пусть обманчиво, но обеспечивающей мою безопасность. Вот - я, вот - крокодилы, между нами метров десять, не больше. Если они чего-нибудь не то удумают, меня, похоже, спасти просто не успеют...

В Саmp Finch Hattons - самом фешенебельном и самом дорогом лагере-отеле Кении - мне предстояло провести всего одну ночь: назавтра путь лежал дальше, в соседнюю Танзанию. Еще на подъезде к лагерю темнокожие сопровождающие начали радостно закатывать глаза и мурлыкать что-то вроде "если бы вы знали, что вас сейчас ждет..." Теперь я знала: меня ждали крокодилы.

Сгрудившись на безопасном, как нам показалось, расстоянии от жутковатых животин, я и мои спутники, несколько российских туристов, набросились на местного служащего.

- Простите, а как же мы?.. Они ведь вот - лежат!.. Они же сейчас к нам поползут!..
- Не поползут, не бойтесь. Вы же на дорожке стоите? Ну а что крокодилам делать на дорожке?
- Что значит "не бойтесь"?! Между нами же, простите, ничего, десять метров. А если они все-таки поползут?
- Ну... Если... В общем, вы не бойтесь.
- Ладно, будем считать, что мы не боимся. А можно нам тогда ключи получить от наших номеров?
- Ключи? Да вы не бойтесь - идите вот с ним, он проведет.

Идти пришлось долго - минут 15. По дороге, петлявшей по лесу и периодически утыкавшейся в какие-то мостки и перекрытия, мы наконец добрались до наших номеров. Один взгляд - и стала понятна вся бессмысленность вопроса про ключи. Ночь нам предстояло провести в палатках, запирающихся на "молнии".

Побросав вещи в палатке - к слову, внутри она оказалась весьма благоустроенной и оборудованной всем необходимым для цивилизованной жизни - вышли покурить на крыльцо. Вокруг дремал в полуденной жаре девственный африканский лес, какие-то маленькие птички несусветных расцветок порхали с ветки на ветку, периодически подлетая к протекавшей возле наших палаток реке. В воде отчетливо различались чьи-то тени, а в принадлежности множества мокрых спин, торчавших неподалеку, сомневаться не приходилось: бегемоты. И много. Очень много.

Моя подружка Валя, делая очередную затяжку, задумчиво уставилась на изумрудно-голубую черепаху, прилепившуюся к камню. "Отличный муляж, как ты дум...", - черепаха вскинула крошечную головку, неуловимым движением скинула неповоротливое свое тело в воду и поплыла в неизвестном направлении. Валя молча повернула обратно в палатку. Из леса высунулась обезьянья голова, состроила мне рожу и снова исчезла. Кажется, день переставал быть томным...

Ближе к обеду все собрались на запоздалый инструктаж. Собственно, весь он состоял из трех пунктов. Первый: ни в коем случае не оставлять палатку открытой - обезьяны придут и все свистнут. И хорошо, если придут только обезьяны, а не кто-нибудь похуже. Второй: передвижение по Саmp Finch Hattons возможно только в сопровождении вооруженного охранника - потому что крокодилы, бегемоты, обезьяны, птички, рыбки и прочие обитатели этого заповедного места могут попробовать вступить в несанкционированный контакт с гостями. Третий: ночью категорически запрещено покидать палатку, даже на крылечко лучше не соваться - ночью бегемоты выходят на берег пастись, и для всех спокойнее, если делать это они будут в одиночестве... Второй пункт пригодился мне уже вечером, потому что в великолепном ресторане, где нас, вернувшихся с очередного сафари, ждал ужин в традиционном английском стиле, не было туалета (хотя вряд ли это тоже часть английской традиции). В отдельно стоящую дамскую комнату меня вел под конвоем улыбчивый парень с не помню уже чем наперевес.

Когда еда была по мере сил съедена, весь положенный виски выпит и все приветственно-благодарственные слова в адрес радушных хозяев лагеря сказаны, настало время расходиться по домам. На сей раз я точно помню, чем именно был вооружен наш охранник, - луком со стрелами. И еще фонариком, луч которого обшаривал каждое деревце, каждый кустик, встречавшийся нам по пути.

В свете луны и наших с Валей сигарет, которые мы перед сном все-таки преступно решили выкурить на крылечке, средних размеров бегемотик, неуклюже пятясь задом, устраивался на ночь под нашей палаткой. На этом месте разум, до сих пор кое-как справлявшийся с происходящим, отказал нам в своих услугах: наглухо задраив двери, окна и вообще все, что могло открываться, мы поплотнее завернулись в одеяла, дабы спастись от реальности старым испытанным способом. Не случилось. Я не знаю точно, в воде или на берегу, но полчаса спустя наши соседи-бегемоты начали... как бы поточнее описать эти звуки?.. кричать. Нет, скорее хрюкать. Нет, даже не хрюкать, а храпеть - так, как безобразно, нарочито громко храпит человек, передразнивая своего собрата. Бегемотовы рулады то чуть затихали, то разливались во всей своей мощи по лесу, делающему вид, будто он спит, - и не было конца этому жизнеутверждающему пению.

Еще часа через два к нашей палатке кто-то пришел. Кто-то, ступая почти неслышно, начал тереться о нее боком, издавая негромкое урчание. Кто-то призывно сопел, наверно, выманивая нас наружу. Не добившись своего, кто-то ушел - так же неслышно, обозначив свое отсутствие лишь наступившей тишиной.

Еще через пару часов появился охранник (чем был вооружен, не знаю - одеяло к тому времени было натянуто по самые уши, и наружу меня можно было выгнать только с помощью физического насилия). Охранника мы бы тоже вряд ли опознали, потому что в Саmp Finch Hattons все, подражая друг другу, старались двигаться бесшумно. Но он, на нашу радость, заговорил громким шепотом, явно обращаясь к кому-то: "Go! Go! Russian people sleep!"

- Интересно, это он зверям говорит, чтобы не мешали рашен пипл спать? Или самим рашен пипл дает команду наконец-то разойтись по палаткам и не мешать бегемотам пастись?
- Валь, я не знаю. Я вот о другом думаю. Здесь, наверно, сингл, в смысле одноместное размещение, - самое дешевое. А самым дорогим должна быть палатка человек на двадцать: скопом все-таки спокойнее...
- Да ладно! Не так уж все и страшно. Ну, хрюкают, ну, дразнятся, ну, черепаха эта, конечно, странно себя вела. Но в принципе-то кайф! Мы же ведь затем и ехали - увидеть настоящую Африку!
- Так вот она какая - настоящая...

Утром на крыльце одной из палаток была обнаружена куча. Хозяина палатки мы не подозревали ни мгновения: сотворить такое ему было явно не под силу. Бегемот на своих коротких толстых ножках тоже вряд ли мог осилить четыре ведущие на крыльцо ступеньки. Постояв в раздумье, мы решили автора кучи не идентифицировать. Но Валя, мне кажется, до сих пор подозревает зловредную черепаху: от такой артистки, для которой и муляжом прикинуться не проблема, всего можно ожидать.