Атланта
Объявления
Деловая Атланта
Работа
"Русский город"
Медиа
Общество
Развлечения
Иммиграция
English
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Портал русской
Атланты
Читайте статьи различной тематики
на нашем сайте
Портал русской
Атланты
Читайте статьи различной тематики
на нашем сайте
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Панель меню

У всех - по-разному

Познакомилась я с Ириной и Ольгой в американском посольстве в Варшаве. Все трое мы были с Украины, ровесницы по возрасту (всем по 30) и приехали в посольство по одной и той же причине - получить визу невесты. Времени для разговоров было предостаточно, пока мы ожидали наши интервью. И после посольства мы ещё побродили вместе по Варшаве, перекусили в кафе, обменялись адресами и телефонами своих женихов в Америке и, расставаясь, пожелали друг другу счастья. У всех троих жизнь сложилась по-разному.

Вот история первая.


Ирина

Всё началось с того, что сестра Иры открыла в Интернете своё брачное агентство . Она - переводчица. С личной жизнью у неё тоже всё в порядке, а агентство - просто как хобби. И, естественно, фотографии Иры тоже там разместили. Начали писать иностранцы, в основном, из Америки. С переводами писем помогала сестра, так как в школе Ира учила немецкий. Всерьёз Ира эту переписку не принимала, было просто забавно. И мыслей, чтобы выйти замуж за иностранца, тоже не было. Но один американец писал очень настойчиво, каждый день, и волей-неволей пришлось обратить на него внимание.

Зовут его Майлс, немного за сорок, врач. Разведён, двое детей, которые живут с ним. Красивый новый дом, дорогая машина и остальные атрибуты американской обеспеченности.

Ирина тоже не из семьи дворника и сама не посудомойка. Она - врач-анастезиолог, у которой своя квартира и всё необходимое для нормалаьной жизни.

Немного позже Майлс стал писать письма с намёками, чтобы Ира пригласила его в гости. Очень уж ему хотелось встретиться с русской красавицей. Да и боялся, наверно, что такую девушку может перехватить один из его земляков, если окажется попроворнее. Немного подумав и посоветовавшись с сестрой, Ира для себя решила: А почему бы и нет! Я ничего не теряю. Приезжайте, пожалуйста . И через месяц, после её приглашения, американец уже сидел в уютной Ириной квартирке и учился пить чай из блюдца. Сестра помогала переводить, а Ира, мило улыбаясь, разглядывала гостя.

После этого недельного визита американца Ирина стала ловить себя на мысли, что часто о нём думает. Переписка их продолжалась, но уже на другом уровне, письма стали более искренними, личными. Он писал ей о своей жизни, делился планами и мечтами; писал о детях, которых приходится воспитывать одному; посылал Ирине живые цветы и забавные открытки. А что касается комплиментов в адрес Ирины, то они были в каждом письме и со временем это стало казаться таким естественным!

Вся эта романтика не осталась безответной. Ира написала Майлсу, что хочет снова его видеть. Счастливый американец не заставил себя долго ждать и снова полетел за океан. С их первой встречи прошло всего 3 месяца и вот они увиделись снова. В аэропорту невидимая сила толкнула Иру в объятия американца и их первый поцелуй был слаще мёда и пьянее вина.

Правильно кем-то подмечено, что влюблённые часов не замечают. Всё было настолько замечательно, что не хотелось думать о расставании. Влюблённые решили, что это судьба и они должны быть вместе. Ирина представила Майлса родителям как своего жениха. Всё складывалось, как нельзя лучше и родители одобрили выбор дочери. Майлс казался порядочным и серьёзным мужчиной, а его дети были этому подтверждением и были его большим плюсом. Майлс сказал, что как только вернётся в Америку, то сразу же начнёт процесс оформления визы невесты для Ирины. Ире же побещал, что его дети не будут для них обузой и что она никогда не будет для них нянькой. Как только Ирина подтянет английский, то он поможет ей устроиться на работу в больницу, в которой он работает. Много говорил о том, что они будут ездить путешествовать по разным странам и насколько замечательна вообще жизнь в Америке.

И снова расставание, но уже с надеждой на скорую встречу, после которой начнётся новая жизнь для них обоих. Пока оформлялись документы, их переписка не прекращалась ни на день. И хотя Ирину и Майлса разделяли тысячи километров, они знали друг о друге абсолютно всё. Электронные письма оповещали Майлса, что у Ирины выходной и она идёт с подругами в кино; что купила новые туфли на огромной шпильке и теперь учиться на них балансировать; что завтра снова на работу, а после работы - в бассейн. Майлс же писал, что пропадает на работе, зарабатывает выходные к тому времени, когда прилетит Ирина. А как же! После свадьбы обязательно должен быть медовый месяц, который на самом деле - медовая неделя . Отдыхать целый месяц могут позволить себе или очень богатые люди или безработные.

За время, пока оформлялись документы для Ириной визы (а занял этот процесс 5 месяцев), влюблённые встретились ещё раз. И так как уже была известна дата интервью, то Майлс купил и привёз Ире билет на самолёт, чтобы одной проблемой было меньше.

И вот, интервью в американском посольстве, виза вклеена в паспорт. 25 июня. Пропуск в далёкую страну Америку готов. На сборы вещей и мыслей оставалась неделя и 3 июля самолёт унесёт Ирину из Киева за океан. Не понятно откуда перед самой поездкой появились сомнения. То ли страшнова-то было лететь, то ли пугала далёкая Америка и новая жизнь. Но отступать уже было некогда. Позади паспортный контроль, трап самолёта и старая жизнь. А впереди радужные перспективы и океан счастья. Через 10 часов Ирина на ломаном английском пыталась выяснить у служащих нью-йоркского аэропорта где её следующий рейс. Через 5 часов она была в аэропорту столицы штата Юта и ещё через несколько часов она, наконец-то, была в Монтане, где её и встречал Майлс с шикарным букетом.

Виза невесты выдаётся всего на 3 месяца. Считается, что люди, которые обращаются за визой невесты, уже решили пожениться и им не нужно много времени на раздумья. Но на самом деле получается, что наши невесты и летят к своим женихам за океан, чтобы пожить и посмотреть друг на друга, а потом уже решиться на замужество или вернуться домой. И этих 3-х месяцев очень часто оказывается недостаточно, чтобы понять и принять верное решение. Кто-то рискует и выходит замуж, а кто-то возвращается домой и, возможно, кусает локти из-за неиспользованной возможности.

Как бы там ни было, Ирина и Майлс при встрече, естественно, об этом не думали. Они были переполнены чувствами и эмоциями, планами и надеждами.

Первая неделя прошла замечательно. Майлс взял выходные, познакомил Иру с детьми, с друзьями, показал и рассказал обо всём в доме, чтобы она чувствовала себя комфортно. Потом они ездили путешествовать в разные штаты и разные города. Побывали даже в Канаде, правда, нелегально, так как для Иры нужна была виза. Впечатлений у обоих было море. И когда Ира звонила домой родителям, то просто захлёбывалась от своих собственных эмоций.

Но выходные-праздники закончились и серые будни не заставили себя ждать. Майлс пропадал на работе, а Ирина сидела дома и пыталась справиться с хозяйством. Дом Майлса был построен на отшибе, в стороне от цивилизации . Ни тротуаров, ни общественного транспорта в небольших городках, как правило, не бывает. Так что, пойти прогуляться по магазинам было проблематично. Завести каких-нибудь знакомых - та же история. Без машины не обойтись, а пешком по обочине - далеко не уйдёшь. Подышать воздухом можно, конечно, и около дома, на замечательной зелёной лужайке. Но общение!? Его стало не хватать всё больше и больше.

Через несколько недель после Ириного приезда, Майлс отказался от услуг няни и теперь Ире нужно было ухаживать за его детьми, которые были погодками 6-ти и 7-ми лет. Ирина готовила завтраки, обеды и ужины, ходила с ними гулять, старалась отвечать на их вопросы, одним словом, как-то общаться, потому что английский всё ещё оставлял желать лучшего.

После месяца такой жизни, Ирина стала заикаться Майлсу о какой-нибудь работе для себя, была даже согласна мыть где-нибудь полы. Оставаться целыми днями дома с детьми становилось для неё пыткой. Но Майлс сказал, что о работе думать рановато, сначала нужно пожениться и получить разрешение на работу из службы эмиграции. Настаивать или спорить было бесполезно и Ира это прекрасно понимала. Она во всём зависела от Майлса и здесь хозяином положения был он. На неё повесили дом и детей, она была лишена всякого общения, за исключением Майлса, она чувствовала себя пойманной в ловушку птицей. Нельзя сказать, что Майлс был груб или не уделял ей внимания. Всё это было. Но сам он казался другим, казался человеком, которого Ирина вообще не знала и которого узнать было довольно трудно. Он, как улитка, уходил в себя и любые попытки со стороны Иры поговорить откровенно, по душам, ничем не заканчивались.

Подходил к концу второй месяц совместной жизни с Майлсом. Однажды, вернувшись с работы раньше обычного и в хорошем настроении, Майлс сказал Ире, что сегодня они едут ужинать в очень шикарный и дорогой ресторан. Ира поинтересовалась поводом, на что Майлс ответил: Позже, дорогая, ты всё узнаешь!

В ресторане, когда официант разлил вино, Майлс поднял свой бокал и сказал:

- Я тебя очень люблю и хочу, чтобы ты была моей женой .

Ира ничего ещё не успела ответить о своём согласии или несогласии, как Майлс продолжил:

- Я решил, что через 2 недели мы с тобой поженимся. Это самое подходящее время!

У Иры и до этого уже появилось много сомнений в отношении к Майлсу, а его единоличное решение по поводу свадьбы только показало, как мало он интересуется её мнением, а, следовательно, как немного она сама для него значит!

Ира подняла свой бокал и произнесла тост: "За Америку, за свободу!", чем просто ошарашила своего жениха и он попросил объяснить, что всё это значит. Она кратко, но очень понятно объяснила Майлсу, что не уверена в том, что у них получится создать счастливую и крепкую семью. Она не стала обременять себя объяснениями, почему она так думает, а только попросила купить ей билет домой.

Для Майлса это был гром среди ясного неба! Он не мог поверить, что его отвергли! Многие наслышаны о том, что у русских собственная гордость, но также всем известно, что русские девушки и женщины пытаются любыми средствами и любыми путями вырваться из нищеты, в которой оказались не по собственной вине. И именно из-за этой нищеты и безвыходности приходится забывать и про гордость, и про достоинство, на что многие иностранные женихи и расчитывают. Майлс был поражен до глубины души. На какое-то время он даже потерял дар речи. Допив вино в бокале и немного прийдя в себя, Майлс пообещал Ирине купить билет домой. После следующего бокала Майлс осмелился просить Ирину не ставить все точки над i и подумать ещё, даже если она решит вернуться домой. Ему было страшно её потерять, а может ему просто не хотелось снова оставаться одному даже в красивом и новом доме.

Как бы там ни было, Ирина своего решения не изменила и вернулась домой, о чём до сих пор, вот уже спустя год, даже не сожалеет. Пока она была в Америке, то узнала много интересного и поняла, почему Майлс так настойчиво хотел на ней жениться. И дело здесь не только в чувствах или привязанности. Расчёт - вот, что преобладало над чувствами. И расчёт был сделан Майлсом верно, и, всё-таки, он просчитался.

Всем известно, что в Америке нельзя детей до 12 лет оставлять одних, без присмотра. В противном случае можно лишиться родительских прав. Иметь хорошую няньку стоит приличных денег. Домработница - тоже не всем по карману. А женившись на русской, убиваешь сразу нескольких зайцев: бесплатная нянька для детей, домработница, кухарка и любовница в одном лице. И требуют за всё за это наши женщины немного - хорошее отношение и человеческое содержание. Какая американка, испанка, итальянка или француженка согласится на это!? А про американок - это отдельная история, но об этом как-нибудь в другой раз.
 

Анжелика Беляцкая