Атланта
Объявления
Деловая Атланта
Работа
"Русский город"
Медиа
Общество
Развлечения
Иммиграция
English
Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Портал русской
Атланты
Читайте статьи различной тематики
на нашем сайте
Портал русской
Атланты
Читайте статьи различной тематики
на нашем сайте
Главная О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
МЕНЮ

Жить, чтобы работать? Работать, чтобы жить?

В своем выступлении на недавнем совместном заседании членов руководства и представителей актива Русско-Американской Федерации вице-президент РАФа, ответственный за социальные программы и связи с прессой доктор Ларри Эппельбаум подчеркнул значение накопленного бухарско-еврейской общиной опыта успешной деятельности её nonprofit организации. Такой пример мог бы подсказать аналогичной структуре nonprofit организации РАФа полезные шаги в получении необходимых для своей деятельности грантов, в создании нужных всей русскоязычной коммюнити благотворительных фондов. По предложению доктора Л.Эппельбаума наш корреспондент, журналист Геннадий Петров записал рассказ президента общины бухарских евреев Анатолия Исхакова о том, как  работает созданная им nonprofit организация.

ОРИЕНТИРЫ СОБСТВЕННОГО ПУТИ

В первые четыре-пять лет жизни в Атланте мы учились, впитывали американский образ жизни... Но в какой-то момент почувствовали, что заходим в тупик. В материальном отношении вроде бы встали на ноги. Но в области культуры не прибавили ни в чем, и даже начали терять то, что имели, с чем приехали в США. Почувствовали, что, перенимая у американцев их деловитость, организованность, мы не должны утратить своих традиций, свей культуры.
Но как это сделать? Попытки создать в Атланте русскоязычный культурный центр успехом не увенчались. Как видно, не созрели необходимые к тому предпосылки. Значит, будем решать эту проблему в рамках нашей коммюнити бухарских евреев. Тем более, что в 1998 году основатели бухарско-еврейского Конгресса Америки проехали по всем штатам, объясняя необходимость создания нашей единой общины. С тех пор и по сей день ощущаем внимание и поддержку президента Всемирного Конгресса бухарских евреев Льва Леваева, президента  Конгресса бухарских евреев США и Канады Бориса Кандова,  Ицхака Яшуа – главного рэбая Конгресса бухарских евреев США и Канады, Рафаэля Некталова – координатора Конгресса бухарских евреев США и Канады и главного редактора газеты «Bucharian Time».
Начали с того, что сплачивает людей, укрепляет наше самосознание, дает верные  ориентиры  в личной и  общественной жизни, – с религии. Условия для этого в Атланте – синагоги, рэбаи – были. Дети стали ходить в еврейские школы, рассказывать дома о законах Торы, о еврейских праздниках, об истории евреев. В Союзе, мы знали про шабат, кошер, но религиозными не были. Не скажу, что нынче мы уже полностью приобщились к религии, но – изучаем Тору, соблюдаем обряды, следуем древним традициям. Нельзя переоценить воспитательное значение религии. Это относится не только к иудаизму, но – ко всем великим религиям. Ведь они удерживают человека в рамках важнейших человеческих законов, укрепляют семью, поддерживают социальное здоровье общества.
Обратились и к искусству, тоже имеющему большое воспитательное значение. Могу об этом судить на примере нашей семьи. Моя жена – окончила консерваторию,  профессиональный педагог по классу фортепьяно.. Сын переходит на четвертый курс консерватории по классу скрипки. Дочь несколько лет занималась бальными танцами, преподавала этот предмет в американской профессиональной студии. Сам я с уважением отношусь к искусству, музыке. Музыкального образования получить не удалось, но в студенческие годы – я закончил в Самарканде архитектурно-строительный институт – немного играл на гитаре, на пианино, в качестве «ударника» участвовал в созданном мною вокально-инструментальном ансамбле.
Культура – это широкое понятие. То, как люди относятся друг к другу, как относятся к детям, старикам, инвалидам – это тоже культура. Будучи в последние годы президентом общины, убеждаюсь в этом на каждом шагу. Малышам нужен детский садик. Пенсионерам – внимание, материальная, медицинская поддержка. Детям-инвалидам – доступная врачебная помощь. И надо найти возможность материальной помощи тем родителям, у которых не хватает финансовых средств, чтобы платить за обучение своих детей – школьников, студентов... Я сделал открытие: помогать людям в этой стране – дело реальное, здесь выделяют значительные средства, дают гранты для финансирования программ, направленных на решение насущных проблем. Если сравнить с бывшим СССР, где на всё была государственная монополия, где бюджетные средства распределялись между госструктурами для реализации «спущенных сверху» планов, то здесь порядок распределения средств, по сути, противоположный: их выделяют тем организациям, которые помогают людям, реализуют конкретные благотворительные программы.

КАК НАЧИНАЛИ, С ЧЕГО НАЧИНАЛИ

Нам подсказали: чтобы иметь право на получение грантов, мы должны создать у себя nonprofit организацию, так как именно такие организации связывают проблему с финансами, их назначение – помочь выделенным средствам дойти до проблемы и воплотиться в ее решении. Но это не всё. Поскольку nonprofit организация – структура благотворительная, любое частное лицо или частная организация, сделавшая в неё определенный взнос, имеет право списать внесенную сумму со своей прибыли, уменьшить сумму выплачиваемых налогов. Бывает, что бизнесмену выгодно сделать взнос в nonprofit организацию даже в немалом размере: если благодаря этому бизнесмен займет более скромную позицию в таблице налогообложения, то экономия по выплате налогов может значительно перекрыть сумму благотворительного взноса. Нарушения закона в этой практике нет. Думаю, государство сознательно установило такой порядок, чтобы стимулировать полезную для общества благотворительность.
Но для регистрации nonprofit организации необходимо заполнить более дюжины различных форм. И надо учесть требования штата, федеральные требования. И каждый департамент утверждает соответствующую форму за соответствующую плату. Некоторые формы заполняют только адвокаты – за соответствующий гонорар. Получение из IRS документа об освобождении от налогов  тоже обходится в приличную сумму. Но мы не отступили. И в 1998 году учредили nonprofit организацию.
Начали разворачивать свою деятельность. Одной из задач было создание нашего кладбища. Может быть, это звучит неожиданно, но я руководствовался каким-то внутренним голосом, и не ошибся. А уж потом услышал интересную на этот счет притчу. Короткую, но поучительную.
Приплыли первые люди в Америку. Сошли с корабля на берег. Одна группа пошла вправо, другая – влево. Одни пошли искать, где строить дома, а другие пошли искать, где у них будет кладбище. Это были евреи. Когда спросили, почему они начинают как бы с конца, а не с начала, они ответили: прежде чем построить дом, мы должны знать, где наше кладбище. Оттуда будем смотреть, где нам строить дом...  Я этой притчи не знал. Мне её позже рассказали. Но это в самом деле серьезный вопрос. Могу сообщить, что с 1998 года по сегодняшний день мы выплатили 64 тысячи долларов за 100 мест на участке нашего, еврейского кладбища. Председатель Всемирного Конгресса бухарских евреев Давид Кандов, узнав об этом, сказал: «Теперь я вижу, что ваша община обосновалась в Атланте всерьез и очень надолго».
Вторым этапом было – открыть синагогу. Пристроили в частном доме зал: это будет наша синагога. Но местные власти объяснили нам, что для открытия синагоги необходимо соблюсти перечень требований, в котором около 40 пунктов, а самый главный из них: площадь участка, на котором размещается церковь, синагога, молитвенный дом, должна быть не меньше 3 акров в Декалбе, 5 акров - в Гвиннете... Стали искать подходящий участок. Денег было около двух тысяч долларов, а за 5 акров земли в Норкроссе или Гвиннете надо заплатить как минимум полмиллиона. Если прибавить стоимость проекта, подготовки стройплощадки с коммуникациями, самого строительства – получится около полутора миллионов. Ситуация безнадежная, но  продолжаем искать. И вот, осенью 2001 года звонит агент по операциям с недвижимостью Лена Гербер: «На перекрестке улиц Синглетон и Индаиан Трэйл продаются два коммерческих здания с участком. Владелец – японская компания – вернулась в Японию. Продажу объекта поручили американскому агенту. Просит 895 тысяч. Приезжай, посмотри»... Ни на что не надеясь, еду. Сворачиваю на паркинг, вижу два здания, и чувствую: сердце екнуло. Вот он – наш коммюнити центр, синагога, детский садик, игровые площадки, бассейн... Все, что нужно!  Всё хорошо... Только одно плохо – нет денег.

ЭПОПЕЯ СБОРА ДЕНЕГ

Стали собирать деньги – уже не 895 тысяч, а поменьше. Сторговались на 760 тысяч, да еще 60 тысяч сбросили уже после подписания контракта – на покрытие расходов по приведению объекта в соответствие с требованиями нормальной эксплуатации (то есть, приведение в порядок водопровода, канализации, электроосвещения, кондиционеров, хитеров). И началась следующая часть эпопеи – доставание денег.
Взяли кредит в банке – 250 тысяч долларов. Еще 50 тысячами нам лично помог бывший в те годы президентом Jewish Federation Э.Арновиц.  Друзья поддержали – дали в долг. Получилось 600 тысяч. За последними 100 тысячами решил обратиться к президенту Всемирного бухарского конгресса. Он – крупнейший бизнесмен, живет в Израиле. Помогает коммюнити 25 центами на доллар. То есть, покажите мне, что у вас есть доллар, тогда я вам добавлю 25 центов. Есть основания надеяться, что в необходимой сумме не откажет...
А если откажет? А если не откажет, но не сможет перечислить в нужные сроки?
В этот критический момент,  не зная, как поступить,  решился я позвонить главному рэбаю Яшуа. Было это 2 января 2002 года. Звоню в Нью-Йорк, рэбай поднимает трубку, и я ему говорю: рэбай, я покупаю для нашей коммюнити два здания. Клоузинг – 8 января, а я могу внести только 600 тысяч долларов, на выплату остальных 100 тысяч мне согласны дать после клоузинга один месяц отсрочки. 20 января из Израиля в Нью-Йорк прилетает наш президент Лев Леваев. Буду просить у него денег на погашение этой суммы. Я никогда не видел президента. И он меня не видел, не знает. Могу ли я рисковать, подписать такое обязательство? Ведь если мне в помощи будет отказано, то деньги, которые взял в банке, одолжил у друзей, – сгорят, ни через какой суд я их не вытащу!» Рэбай помолчал. «А что ты хочешь в этих зданиях сделать?» «Открыть синагогу!»  Он еще раз спрашивает: «Что ты там хочешь сделать?» Я повторяю: «Открыть синагогу». – «Тогда иди и подписывай». Я опять начинаю: «А если...» Он говорит: «Ты мне задал вопрос? Я тебе ответил. Если ты хочешь открыть синагогу, Бог тебе поможет». На этих словах разговор закончился. 8  января подписал обязательство, а  20 января уже был в Нью-Йорке, искал встречи с президентом Всемирного Конгресса Львом Леваевом... Помогли друзья. Встреча состоялась, объяснил ситуацию, показал документы. «Картина ясна, – сказал президент. – Ответ получишь в течение трех дней». Я вернулся в Атланту, жду звонка из Израиля. Три дня тянулись, как три года. А вдруг ничего не получится? Потеряю собранные деньги – оставшейся жизни не хватит расплатиться с долгами!.. На третий день – я был за рулем, ехал по хайвею – зазвонил мобильный телефон. Хватаю трубку – на связи Израиль: «Ваша просьба удовлетворена в сумме 100 тысяч долларов...» И – номер счета, дата поступления денег... Несколько дней был в приподнятом настроении. Но прошла неделя, другая, приближается 8 февраля – крайний срок, а денег нет. В голове – кошмарные предположения: кто знает, что могло случиться в Израиле... И вот, вечером седьмого февраля – звонок: «Деньги перечислены. Проверьте свой расчетный счет...». Утром 8 февраля – я у дверей Banc of America, за полчаса до открытия. В девять – у окошка кассира... Да, у меня на счету – 100 тысяч долларов! Вышел из банка, обошел – чтобы успокоиться – вокруг здания... А через пару часов мне вручили ключи – теперь уже от нашего коммюнити центра. Ни мне самому, ни друзьям не верилось, что всё происшедшее – реальность, сбылась наша мечта. Я думаю – великая удача стала возможной только благодаря помощи свыше.

ГРАНТЫ: ОТ НЕУДАЧ – К УСПЕХУ

Стали обживаться на новом месте. Открыли синагогу. Следующий шаг – детский сад. Задача не казалась сложной. Главное – помещение, оно у нас есть. Купим игрушек, поставим мебель, организуем питание детей, пригласим наших безработных женщин воспитательницами – вот тебе и детский сад. А  пошли получать лицензию – нам вручили список требований, расписанный до мелочей: и оборудование, и режим, и питание, и обязанности персонала, и каждый шаг ребенка – что и как покушал, сколько и как спал, как на горшок сходил, в каком был настроении, с кем играл, к чему проявляет интерес... Мы объясняем: у нас будет русский детский садик, такой, к каким мы привыкли. Нам отвечают: мы ничего не знаем про русский садик,  может быть, он хороший и даже лучше, чем наш, но детский садик в Америке должен действовать по американским стандартам. Нам помогли – мебелью, деньгами по программе для малоимущих. Но с нас и потебовали, чтобы все было, как положено. Мы поначалу ворчали:  американцы нас учат, как воспитывать детей, – у нас бы поучились! Но жизнь убедила, что они правы. Действительно, водить ребенка в «чисто русский» садик – это значит создать ему серьезные проблемы, когда он пойдет в школу. Пришлось признать их правоту и в случае с пенсионерами, с которыми мы начали работать примерно в это же время. Американцы говорят: мы не можем допустить, чтобы дети и пенсионеры в одно и то же время находились в одном и том же здании. Никто из посторонних не должен иметь доступа в помещения детского садика. Можете впускать пенсионеров в здание только в отсутствии детей. Я говорю: так это же бабушки и дедушки этих детей! Никто ни у кого ребенка не украдет! Они объясняют: пенсионеры – пожилые люди, живут на лекарствах, болеют. Будут общаться с детьми – заболеют и дети. И наоборот. Заболеет ребенок, а у пожилого человека организм ослабленный, иммунитета к местным заболеваниям нет, – он от ребенка инфицируется, да еще и в тяжелой форме... Всё же сделали нам уступку: пенсионеры могут находиться в одном здании с детьми, но общения между ними быть не должно. А не согласны – отбираем лицензию и закрываем детский сад.
Так, шаг за шагом подобрались к заветной цели – к грантам. Чтобы не изобретать велосипед, пригласили профессионала – американку, заплатили ей 1800 долларов за неделю работы. Она всё заполнила, передала, куда надо. Через положенный срок мы узнали, что нам ничего не выделено. Начали выяснять причины отказа. Ходили по кругу и, наконец,, напросились на встречу с мистером Хиллом, главным администратором Гвиннетт каунти. Взяли с собой пятиминутную видеозапись нашего второго музыкального фестиваля. Пришли, рассказываем о том, что делаем и хотим делать для детей, молодежи, пенсионеров. Мистер Хилл вежливо слушает, кивает, но чувствуется, что впечатления наш рассказ на него не производит, к нему с  такой информацией приходят, наверное, по десять раз в день. Тогда я спрашиваю мистера Хилла: у вас найдется еще пять минут – посмотреть небольшую видеозапись? Он любезно берет кассету... И на экране появляются кадры нашего праздника: юные исполнители на струнных инструментах и на клавишных, юные танцоры, с увлечением исполняющие классические, бальные, народные танцы, поэтесса, читающая свои стихи... И в заключение – короткое выступление помощника мэра Атланты, его теплый отзыв об всем увиденном, высокая оценка нашему фестивалю. Думаю, это был переломный момент в настроении мистера Хилла, в его отношении к нам. Прощаясь, он вручил нам свою визитную карточку и сказал: «Когда подадите заявку на гранты – скажите мне об этом».
В департаменте по развитию общественных организаций я рассказал о встрече с мистером Хиллом, о том, что мы показали ему видеозапись нашего фестиваля, и он положительно оценил это мероприятие, даже попросил позвонить ему, когда мы подадим заявку на предоставление гранта. Это сообщение заметно воодушевило работников отдела, они всерьез заинтересовались, кто мы такие, откуда, какие у нас проблемы и планы. Посетили наш Центр, познакомились с фотографиями общины, с нашими народными музыкальными инструментами, предметами национальной одежды, народного обихода, посмотрели снятый на фестивале фильм.

ПРАВИЛА. ПОЖЕЛАНИЯ. ИНИЦИАТИВЫ

Так и осваивали правила получения грантов. Вот некоторые из них. Нельзя просить гранты на то, в чем общество не нуждается. Программы должны быть работающими, полезными, необходимыми людям. Нельзя просить гранты на то, чем вы еще только собираетесь заняться.  В заявке должно быть написано, что вы сейчас делаете. И насколько хотите расширить радиус деятельности. Скажем, показываете: вот мы на доллар делаем, но если дадите нам еще три доллара, – мы сделаем на четыре доллара. И подкрепляете расчет всем необходимым: людьми, оборудованием, помещением, транспортом... Только дайте грант  – и всё заработает!
Вопрос о предоставлении грантов решается по-разному. В одном случае спрашиваем мы: есть ли гранты на музыку? На бальные танцы? На балет? К примеру, в нынешнем году подавали гранты на проведение фестивалей, на развитие молодежных организаций, на решение других проблем. Пять заявок. И получили один грант – на пенсионеров.
Но возможен и другой вариант. Например, в прошлом году подавали на грант в организацию Jewish Federation. Нам вручили перечень программ, которые могут быть профинансированы. А устно сказали: имейте в виду, этим перечнем всё не исчерпывается. Предлагайте свою – ценную, актуальную, реальную программму, и мы профинансируем её, даже если придется отказать в грантах каким-то другим программам.
Проблемами помощи людям занимаются общественные, религиозные организации, государственные структуры. Например, администрации графств – каунти – постоянно интересуются, чем озабочены проживающие в их регионах различные группы населения: латинос, африканцы, китайцы, корейцы, вьетнамцы, русские... Недавно нас пригласили в администрацию Гвиннета на встречу с представителями всех – более  ста! - живущих в этом каунти национальностей. Раздали бланки с вопросами: какие видите проблемы в нашем каунти? Что, по-вашему, следовало бы в Гвиннете изменить? Чем сдерживается развитие вашей национальной группы?.. То есть, администрация старается сформированный из собранных налогов бюджет распределить так, чтобы достать финансовой помощью все слои населения. Для этого спрашивают нас: на что вы бы хотели получить гранты? Собирают ответы, изучают проблемы, определяют их актуальность, их важность. И ничего удивительного нет в том, что в Америке процветают церкви, синагоги, учебные и культурные центры. Здесь созданы реальные условия для сохранения и развития культуры любого народа, любой, даже самой маленькой народности, которая может рассчитывать и на государственную помощь, и на поддержку частных организаций и частных лиц. Мы в этом убедились, когда стали обращаться за помощью от имени общины бухарских евреев. Да, о евреях в Америке знают, но то, что на свете существуют бухарские евреи,  было для американцев настоящим открытием. Нами серьезно заинтересовались, слово «bucharian» стало залогом нашего успеха.

ПРОЕКТ БОЛЬШОЙ РЕКОНСТРУКЦИИ

Самое убедительное тому свидетельство – проект реконструкции нашего центра. Начнем с открытого плавательного бассейна. Им в течение года пользуются каких-то два месяца. К тому же он находится непосредственно у дороги, люди в бассейне не чувствуют себя комфортно. Решение, как говорится, напрашивается: заключить бассейн внутрь здания, сделать его частью закрытого спортивного комплекса, включающего зал с тренажерами, помещения для занятий художественной гимнастикой, борьбой и боксом, балетом и бальными танцами, настольным теннисом...  Есть у нас  именитые спортсмены – мастера спорта международного класса, чемпионы СССР. Такой спортивный центр собрал бы их всех, позволил бы им передать свой опыт молодежи. Мы подали в администрацию Гвиннет каунти заявку на получение гранта в сумме 1 миллион 200 тысяч долларов – для реконструкции и строительства этого спортивного центра. Если ответ будет положительным,  немедленно приступим к работам.
Занимаемся реконструкцией здания синагоги – его вместимость порядка 300 человек, здесь, в большом зале будут проходить самые крупные религиозные мероприятия, а в остальное время зал будет местом проведения разнообразных культурных программ: конкурсов, концертов, театральных выступлений, детских и молодежных праздников, творческих встреч с интересными людьми... Открытие этого зала будет одновременно открытием музыкальной школы. В числе ее преподавателей пианист Марк Лехерзак, скрипачи Владимир Ямпольский, его брат с супругой, из Узбекистана приедут известные музыканты.  
Считаю, что нужно соединить оба здания встроенной двухэтажной вставкой. И в ней предусмотреть два важных помещения. На первом этаже будет оборудован малый зал, вместимостью до 100 человек, для постоянно действующей синагоги. Здесь же – фойе с гардеробом, откуда зрители или участники крупных мероприятий переходят в большой зал. В фойе будут экспонироваться работы мастеров живописи, скульптуры, прикладного искусства. Экспозиции, посвященные «месячникам» национальной культуры членов нашей русскоязычной общины, - Израиля, России, Украины, Беларуси, республик Средней Азии, Прибалтики. Фойе может использоваться и для проведения презентаций, юбилейных торжеств, свадеб... На втором этаже разместим классы изучения Торы, иврита. А также классы для занятий любителей живописи, скульптуры... Я обратился во Всемирный Конгресс к президенту Льву Леваеву, попросил 450 тысяч долларов на проектирование и сооружение объединительной вставки между двумя зданиями, предназначенной постоянно действующей синагоги,  для фойе и классов. Надеюсь, он нам  поможет.

СЛЕВА И СПРАВА

Еще одна идея – купить участок с маленьким одноэтажным домиком, который расположен справа от нас, «через соседа». И построить на этой земле хороший пенсионный дом для пожилых людей. Получить строительную ссуду в банке будет легко – под готовый контракт аренды этого дома «восьмой программой» социальной помощи пенсионерам. Надеюсь на поддержку местной администрации, так как в Гвиннетте нет ни одного пенсионного дома. К тому же очень удобно его расположение – в непосредственной близости от культурного центра, где эффективно работают различные программы поддержки и помощи пожилым людям. Да, хочется расширить сферу помощи пенсионерам. Считаю это нашим долгом перед старшим поколением. Мы обязаны подумать, позаботиться о наших родителях, подать наглядный пример своим детям. Тут не может быть двух мнений – нужно ли это делать или нет. Я вижу в этом нашу обязанность и перед родителями,  и перед детьми, и перед самим собой.
Таковы наметки по «проекту справа». Есть идеи и по «проекту слева», в отношении расположенного неподалеку от нас, по левую сторону,  большого «сабдивижена», застроенного одноэтажными 30-40-летними «дуплексами» – двухквартирными домами безнадежно устаревшей планировки. Можно было бы для начала купить два «дуплекса» и перестроить их в двухэтажные «дуплексы», отвечающие самым современным требованиям удобств и комфорта, с тем, чтобы, скажем, половина первого и весь второй этаж принадлежали одному хозяину. А  вторую половину первого этажа занимала бы отдельная,  небольшая, но удобная квартира. В которой – в зависимости от конкретной ситуации – могли бы жить дети. Или родители. Или квартиранты. Или прислуга. Дома такого типа очень популярны в Нью-Йорке. Думаю, и нам в Атланте они придутся по вкусу. Особенно в нашей общине. Дело в том, что по нашей традиции последний ребенок – если это сын – остается жить с родителями. В таком доме сын с семьей и родители могут жить рядом, ни в чем не стесняя друг друга. Есть еще одно веское соображение в пользу такого проекта. Мы все за то, чтобы наши девушки выходили замуж до 20 лет, а парни женились в возрасте 23-25 лет. Но смогут ли члены такой молодой семьи продолжить учебу в колледжах и вузах, чтобы занять в этой жизни достойное место? Скорее всего – не смогут. Чтобы жить, как принято в Америке, отдельно и самостоятельно, им, скорее всего, придется оставить учебу и устраиваться на работу. Естественно, невысоко оплачиваемую, не сулящую хорошей перспективы. Такая ситуация – бытовые трудности, материальная стесненность – очень часто разбивает молодые семьи, даже те, где уже есть ребенок, а порой и не один... Видя свою задачу в том, чтобы помочь нашей молодежи, мы уже в проект пенсионного дома готовы заложить по первому этажу двухбедрумные квартиры, которые молодые семьи могли бы купить (или же эти квартиры им купят их родители) за 50-60 тысяч долларов. И пусть молодые живут отдельно, пусть учатся, и не выбрасывают зря деньги на оплату апартаментов, а вкладывают их в собственное жилье, которое впоследствии можно продать или сдать в аренду, получив реальные средства для приобретения нового дома, отвечающего более высокому, достигнутому учебой и хорошей работой положению в обществе. Эта проблема обсуждалась на собрании актива общины. Думаю, в наметках ее решения мы – на правильном пути.

ФОНДЫ. И НЕСКОЛЬКО СЛОВ В ЗАКЛЮЧЕНИЕ
     
И, наконец, о фондах. В Америке распространена такая благотворителная практика, когда частные организации и отдельные частные лица спонсируют лечение больных раком, людей с больными почками, печенью, другими органами. Вместе с доктором Ларри Эппельбаумом мы создали благотворительной фонд помощи людям, страдающим болями в спине – в области позвоночника, поясницы... Таким недугам подвержены люди пожилые, причиной заболеваний может быть простуда, физические нагрузки, связанный с поднятием тяжестей. Фонд так и назван – «Back Pain», то есть, «боль в спине». Нашли спонсоров, которые его поддерживают, выделяемые средства идут на оплату врачебных услуг – уколы, процедуры, оплачивается и поездка больных к морю, в пансионат, где они еще подлечиваются, укрепляют здоровье.
Готовимся к открытию еще одного фонда. Ведем переговоры с бизнесменами, согласными спонсировать обучение детей, которые успешно учатся в частных школах и в колледжах. В прошлом году удалось получить 45 тысяч долларов, чтобы удержать детей малоимущих родителей в частных еврейских школах. Эти дети были на грани перехода в государственную школу, «паблик скул». Но что такое «паблик скул»? Это беспорядочное перемешивание всех детей подряд – и способных, и неспособных, и тех, кто стремится хорошо учиться, получить образование, и тех, чьи родители не придают образованию никакого значения, позволяя детям заниматься чем угодно, только не учебой...  Словом, считаю, что наши дети должны учиться в частных школах. В них – необходимый контроль за поведением и учебой, внимание к интересам детей, селекция их способностей, высокий уровень преподавания. Я сторонник создания соответствующего фонда, чтобы как можно больше наших детей училось в частных школах. Пусть это будут еврейские школы, пусть будут христианские, но – только чтобы они были частные.
Многие из нас слишком поглощены зарабатыванием денег. Допустим, собрались бизнесмены, решили основать какую-то организацию. Допускаю, что это поможет им умножить свои доходы. Но что это может дать всей русскоязычной коммюнити? Если идет речь о создании какой-то организации, то прежде всего надо определить её идею. Она не может быть сведена к одной цели – зарабатыванию денег ради денег. Мы должны повернуться лицом к проблемам наших людей, должны помочь всем, кто нуждается в помощи, – детям, пожилым людям, инвалидам. Мы должны открыть для себя великое удовлетворение от приобщения к культуре, только тогда можно будет сказать: мы живем не для того, чтобы работать, а работаем для того, чтобы жить.      
Жить не только материально обеспеченной, но и полноценной, духовно насыщенной жизнью.