Атланта
Объявления
Деловая Атланта
Работа
"Русский город"
Медиа
Общество
Развлечения
Иммиграция
English
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Портал русской
Атланты
Читайте статьи различной тематики
на нашем сайте
Портал русской
Атланты
Читайте статьи различной тематики
на нашем сайте
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
МЕНЮ

На личном фронте сплошные перемены

Автор: Татьяна Серафимович

Жизнь невозможна без перемен. Но как мы к ним относимся? Если одни делают все, чтобы эти перемены произошли, то другие плывут по течению и принимают их, а третьи и вовсе пытаются всячески их отсрочить. Реакции разные: кому-то перемены нравятся, и такой человек идет им навстречу, кто-то равнодушен и адаптируется, быстро или медленно, а кто-то боится изменений и желает сохранить уже установившийся порядок вещей.

Наш герой, Ник, наверняка из первой категории – из тех людей, что положительно относятся к переменам. Или, во всяком случае, не боятся перемен и умеют извлекать из них пользу. Потому что в его жизни хватало крутых поворотов судьбы, и из каждой такой ситуации Ник выходил с высоко поднятой головой. До тех пор, пока не познакомился с Мишель. Хотя… сейчас вы все узнаете и, может быть, со мной поспорите.

Для начала я представлю нашего героя: знакомьтесь, Ник, то есть Николай – высокий и крупный шатен с импозантной сединой на висках и карими глазами, солидный мужчина 39 лет, успешный предприниматель. В США переехал в 2000 году, еще студентом, остался в Америке после учебы, создал и развил свой бизнес по онлайн и оптовой продаже сувенирной продукции.

– Чего-чего, а перемен я уж точно не боялся. Я сейчас говорю даже не о приезде в США, ведь среди молодежи девяностых и нулевых оказаться здесь желали чуть ли не все. Многим Америка казалась какой-то сказочной страной, где есть куча возможностей, чтобы стать успешным, где сбываются все мечты.

И это потом я на своей шкуре убедился, что здесь, чтобы чего-то достичь, нужно попотеть не меньше, чем в России. Может, и больше – не знаю, мне не с чем сравнивать, но здесь крутиться пришлось очень сильно. А тогда, в 2000 году, я думал примерно так же, как мои сверстники, и был счастлив, что еду в США учиться.

А потом разочаровались?

– Нет, Вы что. Конечно, были моменты, когда я сильно скучал и по оставшейся в России семье, и по своим московским друзьям, да и по быту, культуре тоже, даже по холодным русским зимам… Но если оценивать ситуацию глобально, то я был очень доволен Америкой, как, в принципе, и все те приезжие ребята, которые тоже учились по программе обмена опытом, а это были студенты не только из СНГ, но и из Европы.

Так вот, я был доволен настолько, что решил остаться в США после выпуска и получения диплома, тем более что подвернулась возможность. И увидел, что не все мои сокурсники и просто знакомые с потока принимали такое же решения. Не сказать, что осесть в Америке по окончанию обучения могли многие, лишь несколько человек, но тем ценнее был шанс, тем крепче за него нужно было хвататься.

Я прекрасно понял парня и девушку с потока, испанца и итальянку, которые выучились в США, познакомились с американской культурой и вернулись к себе в Европу с опытом жизни в другой стране и перспективами хорошо устроиться. Я понял Сашу, с которым мы сдружились во время обучения: он был сыном одного крупного питерского бизнесмена и с престижным дипломом ему светила очень хлебная должность под крылом отца. Но вот кого я не мог понять, так это еще двух ребят, которым предлагали остаться в США, давали интересные места, а они вернулись домой. Один говорил, что соскучился по родным местам, другой – что его ждет девушка, но, по-моему, они просто не хотели настолько круто менять жизнь, чтобы связывать ее с другой страной.

Правда, тогда я тоже не до конца осознавал, насколько это важная перемена. Убедился в этом только потом, когда уволился из той фирмы, место в которой мне предложили после выпуска. Работая в ней, я чувствовал себя как на стажировке: ответственности почти никакой, платят неплохо…

Почему же тогда уволились?

– Через некоторое время увидел, что перспектив нет. Слишком много было начальников, причем на слишком малое количество сотрудников. Директор по тому, директор по этому, зам того, зам сего – работает один человек, а командуют ему десять. А у меня были амбиции, проработав так 3 года, я не хотел еще на 5 лет остаться на все той же должности.

Плюс, за это время я набрался опыта и твердо решил создать свое дело, пусть маленькое, но свое. Фирма, в которой я работал до этого, занималась продажами спортивных товаров, я же выбрал нечто похожее – тоже продажи, только уже сувениров. Почему? Потому что все, кто уезжал из США, хотели захватить что-то с собой на память. А те, кто оставались здесь жить, во-первых, собирали вещи из своей культуры, во-вторых, дарили их местным друзьям. Да Вы сами знаете, какой популярностью среди представителей русской диаспоры до сих пор пользуются те же матрешки и самовары, причем даже у людей в возрасте 30 лет или около того. Вот я и думал, что такой бизнес может оказаться золотым дном.

Готовность к переменам

– И вот тогда-то, начав развивать свое дело, я понял, что такое серьезные перемены. Совсем другой уровень работы: каждую мелочь нужно держать в уме, потому что это твой бизнес, который больше всего нужен именно тебе, а не наемному сотруднику или приглашенному менеджеру, за каждый прокол отвечаешь своим кошельком, своей репутацией.

В общем, я закрутился – вертелся как белка в колесе. Сначала шел в такой минус, что уже подумывал, что не вытяну. Но после, когда я разобрался с тем, что нужно людям, стал потихоньку выправлять ситуацию. Туристам предлагал типично американские сувениры, русскоязычной диаспоре – все, что вызывало ностальгию. Всегда работал честно, никакого ширпотреба, и все получилось, бизнес заработал.

Естественно, в таком деле все менялось очень часто, поэтому в какой-то момент, в постоянном стремлении удержаться на плаву, после 3-4 лет прибылей, я вообще перестал бояться перемен, начал относиться к ним проще, даже с позитивом – как к возможности извлечь выгоду из ситуации.

Поэтому когда Тори – девушка, с которой мы встречались уже около двух лет – сказала, что беременна, эту новость я воспринял тоже максимально позитивно. Она была дочкой Билла, одного из моих постоянных поставщиков, познакомились мы с ней, когда Билл пригласил меня к себе домой на ужин. Постепенно такие ужины стали у нас традицией, и на каждом из них была Тори. Общество друг друга нам нравилось, поэтому как-то раз я пригласил ее на свидание, и все завертелось…

К тому моменту, как Тори узнала, что беременна, мы уже 2 года встречались и больше года жили вместе. Планы в ее отношении у меня и так были самые серьезные, я как раз собирался сделать ей предложение. Конечно, я любил ее и, в принципе, был готов к женитьбе, так что у нас не было свадьбы по расчету или по необходимости – все было по любви.

Брак и рождение ребенка тоже наверняка привели к каким-то переменам…

– Да, думаю, что у всех такая ситуация. Когда вы съезжаетесь, твой холостяцкий быт уже по чуть-чуть изменяется каждый день, а к тому моменту, когда превращаетесь в семью, ты уже забываешь, как ты жил раньше, сам. А когда появляется ребенок, все снова меняется, быт переворачивается с ног на голову.

На работе тоже все становится по-другому, да ты даже воспринимать ее начинаешь иначе. Если раньше она для тебя была в первую очередь средством для самореализации и достижения успеха, то с появлением жены и сына она превращается в инструмент – чтобы прокормить семью, это прежде всего.

Став так относиться к работе, я совершил ошибку, причем очень распространенную – я стал работать еще больше. С одной стороны, я желал обеспечить наше будущее, хотел увеличить доходы, и ради этого трудился еще сильнее. С другой – я находил в бизнесе некую отдушину, отдых от бытовых будней, ведь это все-таки было дело, которым я хотел заниматься. А в результате я слишком мало времени уделял семье.

И вы с Тори почувствовали, что отдаляетесь друг от друга?

– Банально, но да, как это часто бывает. Я постоянно торчал на работе, Тори была дома, вела хозяйство и нянчила сына, и мы почти не были вместе. Еще и бизнес – все эти сделки, переговоры, поставки. Я мог сорваться и поехать решать какие-то вопросы в выходные или вечером. И никаких любовниц, ничего такого – жене я не изменял и даже в мыслях такого не держал.

Тем не менее, времени нам не хватало: у нас далеко не всегда получалось посидеть вечером за бокалом вина и посмотреть сериал, мы не каждый уик-энд выбирались семьей в парк, даже секс и тот стал гораздо скучнее. Наш брак постепенно разваливался, мы оба это понимали, но ничего не смогли поделать.

В результате, после 5 лет семейных отношений – причем последние 2 года мы пытались жить ради Винса, сына – мы решили не мучить друг друга. Развелись, тихо и спокойно, скандала не было даже при разделе имущества.

Вы не подписывали брачный договор?

– Нет, мы его не составляли. В результате Тори получила 50% моих активов, но даже эта перемена не стала для меня каким-то потрясением. Да, позиции пошатнулись, но я был уверен, что сначала удержусь на плаву, а там и вернусь на прежний уровень. Бывшую жену винить не мог, тем более что знал, что эти деньги она будет тратить на ребенка. Так и вышло со временем.

Единственное, чего боялся – того, что потеряю связь с сыном, ведь после развода мне предстояло проводить с ним еще меньше времени, чем раньше. Правда, все вышло лучше, чем я опасался. С сыном у нас отличные отношения и по сей день, мы любим друг друга, он проводит у меня выходные, ходим на рыбалку, играем в бейсбол – делаем все то, что делают отцы и сыновья… Но тогда, в 35 лет, я чувствовал, что остался один, без семьи, которую не смог сохранить.

Перемены, к которым не подготовишься

Да, таких жизненных поворотов не ожидает никто. Даже если брак ломался долго, и оба супруга день за днем видели, что отношения не спасти, у себя в голове каждый из них наверняка строил другую картину мира. Конечно, развод стал ударом, но не впасть в затяжную депрессию Нику помогла работа, в которую он погрузился с головой. Потеря половины активов даже в какой-то мере пошла на пользу – деньги нужно было возвращать, и не оставалось времени задумываться о чем-то другом.

– Полгода-год после развода просто пролетели одним бесконечным рабочим днем. И я даже рад, что так получилось, что пришлось так плотно заняться бизнесом. Не было времени остановиться, сделать паузу, пожалеть или поругать себя – так что сильно я не казнился, хотя сейчас понимаю, что мог бы.

Шло время, я не менял ритма и был даже доволен своей постоянной загруженностью. Бизнес рос, я почти поправил свои дела… но встретил Мишель. Она покупала часы с кукушкой для своей подруги, дочери эмигрантов из России. Кстати, вот еще один пример «клюквы»: девчонке 20 лет, таких часов ни у кого не было уже тогда, когда ее родители уезжали из России, а тут пожалуйста, вызвали восторг, ну насколько мне Мишель потом рассказывала.

Ну не буду отвлекаться… Тогда Мишель что-то спрашивала у нашего продавца-консультанта, причем настолько оживленно жестикулируя, что мне со спины показалось, что они о чем-то спорят или что она чем-то недовольна. Поэтому я и подошел спросить, все ли в порядке. Оказалось, что все отлично: девушке нравился и магазин, и выбор, и покупка. Но для успокоения совести я все-таки еще немного рассказал ей о нашем ассортименте, истории разных сувениров, показал, что у нас есть не только русские вещи в подарок. Она заинтересовалась, стала бывать у нас чуть ли не каждую неделю. И после того, как мы еще пару раз столкнулись в магазине, я стал кем-то вроде ее личного консультанта. Она приходила и, если я был у себя в офисе, сотрудники звонили мне, я спускался – мой кабинет на втором этаже – и помогал Мишель сделать покупку.

Оказалось, что ей нравились не столько сувениры, сколько я, потому что именно она предложила пойти в ближайшее кафе после очередной покупки. Мы посидели, попили чаю, пообщались о традициях и условились повторить. А после двух-трех таких походов я пригласил ее на свидание.

Подождите, если подруге Мишель было 20 лет, то сколько лет было самой Мишель?

– 21, на момент нашего знакомства Мишель был 21, а мне 37.

И разница в возрасте Вас не пугала? Не смущала?

– Нет, и я не понимал, почему меня должна была пугать или смущать эта разница. Мишель была уже совершеннолетняя девушка, и она ясно показывала, что я ей нравлюсь. Да, возможно, если бы она с начала нашего знакомства не демонстрировала свою симпатию, я бы и не проявил такой инициативы. А так я видел, что ей хочется быть со мной.

Одним свиданием все не ограничилось. Мы начали встречаться, и я быстро понял, что влюбился в нее. Как мальчишка! Таких чувств я даже с Тори не испытывал, причем и близко – с нею у нас все происходило гораздо ровнее. Там это была симпатия двух людей, постепенно растущее стремление сближаться, здесь же – настоящий взрыв эмоций.

Может, я так судил из-за секса, потому что он был просто сногсшибательным, особенно в начале наших отношений. Может, мне так казалось, потому что… да ладно, чего стесняться, потому что секса до Мишель не было больше года. Но в постели все было просто великолепно.

С Мишель я чувствовал себя неутомимым. Ее сексуальность и молодость сводили меня с ума: нежная бархатистая кожа, которую так хочется целовать, упругие бедра, прижимающиеся к тебе в экстазе, тело, чутко отзывающееся не все твои ласки… Наш секс настолько отличался от того, каким он был с Тори, особенно в последние годы брака… Разница была и на психологическом, и, простите, на физиологическом уровне.

Наверное, с молодой женщиной каждый мужчина кажется себе сильнее, моложе, лучше. Я наслаждался нашей страстью и чувствовал себя просто прекрасно. В моей жизни произошла перемена – я нашел себе девушку, – и я был счастлив тому, что это случилось, не обращая абсолютно никакого внимания на разницу в возрасте.

В первые недели нашего романа я буквально выпал из жизни. Меня не интересовал никто, кроме Мишель. Я осыпал ее цветами, дарил приятные мелочи, водил ее по ресторанам. Где-то через месяц предложил ей переехать ко мне, Мишель отказалась, сказав, что еще слишком рано. И как же она была права!

Перемены, которых не хочешь

Случилось то, что случается с абсолютно всеми парами. Прошло время, страстная влюбленность схлынула, и Ник начал оценивать отношения по-другому. Наш герой стал замечать то, чего раньше не видел.

– Что-то неуловимо изменилось, из наших отношений что-то пропало. Исчез тот маленький элемент страстной одержимости, который был вначале, его вытеснило какое-то новое чувство, может быть, более глубокое, но совершенно точно более ровное. Поначалу я вел себя как настоящий мальчишка: стоило мне увидеть Мишель или даже услышать ее голос по телефону, как я забывал обо всем. Любые мысли из головы просто улетучивались – о работе, о друзьях, о доме – не важно. Я тут же переключался только на Мишель.

Эйфория схлынула, и мысли поменялись. Если раньше я просто хотел все время быть с нею как можно больше минут, часов, дней, то с какого-то момента стал задумываться, а как вообще отреагируют все вокруг на наши отношения. Что, например, скажут ее родители о том, что у нее роман с мужчиной, который старше ее на 16 лет, о чем будут шептаться ее подруги и знакомые, зная, что мы живем вместе.

Общественное мнение стало для Вас настолько важным?

– В том-то и дело, что до какого-то момента мне было вообще наплевать на общественное мнение. А после я стал о нем задумываться и понимать, что нужно как-то защитить Мишель от возможной критики. Даже не так: я стал понимать, что критика вообще может быть.

А как я мог защитить ее? Если бы мы съехались, слухов могло бы поползти еще больше. Вот если бы женились, узаконили отношения, тогда другое дело. Но вот какая штука: чем больше я думал о наших отношениях с Мишель, а не ориентировался на чувства, тем больше появлялось моментов, которые меня смущали.

В каком смысле?

– Может, я начал думать более практично и здраво, а не так влюбленно, как раньше, но я стал замечать, какие мы с ней на самом деле разные. И это был не тот случай, когда противоположности дополняют друг друга. У нас было реально слишком мало точек соприкосновения. Да, секс просто великолепный, да, она красивая, милая и любящая меня девушка, но что еще?

Часто я ее просто не понимал, да и она меня не понимала не реже. И это проявлялось во всем: например, в музыке – для нее рок девяностых и нулевых был чем-то безнадежно устаревшим, я же никак не мог слушать эту новомодную попсу. Или фильмы: она девушка, а ни одного супергеройского боевика не пропустила. Все эти Marvel, DC, Мстители и Лиги Справедливости – голова кругом, сплошные спецэффекты, а смысла никакого. Я же больше люблю психологические триллеры, где подумать надо, где фильм в напряжении держит. Или шутки: я расскажу какой-нибудь прикол, в моем кругу друзей все ухахатываются, а он спрашивает: «Ну и что?». Объясняешь смысл, смеется, но зачем объяснять шутки.

Интересы тоже совсем разные: у нее в голове тусовки, развлечения, учеба в университете, спорт, у меня – бизнес, создание семьи.

А Вы хотели создать с Мишель семью?

– В первые недели романа, когда звал жить вместе, был готов хоть тут же свадьбу играть. Со временем, когда увидел, сколько у нас различий, это желание поутихло. Да и наши чувства тоже поутихли, когда страсть отступила. И если на старте наших отношений я чувствовал себя с нею моложе своих лет, то на каком-то этапе, со всеми этими вечеринками, новомодными гаджетами, зачетами и экзаменами – наоборот, стал замечать, насколько я старше, стал чувствовать себя каким-то древним динозавром.

А тут еще и ревность стала включаться. Может, как раз из-за этого моего нарастающего чувства, что, возможно, я слишком стар для нее. Может, еще из-за каких-то комплексов. Но серьезная ссора у нас случилась в том числе и на почве ревности. Мишель со своей студенческой компанией на несколько дней уехала на озеро. Там была целая куча поводов попраздновать: окончание семестра, дни рождения у кого-то. Молодежь гуляла, а я места себе не находил, потому что Мишель почти со мной не общалась, отделываясь лишь несколькими словами по телефону. Я чувствовал себя не то, чтобы обманутым или брошенным, но как-то очень глупо.

Поэтому, когда мы встретились, я предположил, что, может, ей стоит найти себе кого-нибудь своего возраста. Например, попробовать повстречаться из тех сокурсников, с которыми она ездила отдыхать. Мишель обиделась, мы всерьез поссорились – до того, что я предложил взять паузу в наших отношениях, а Мишель ушла, не сказав в ответ ни слова.

Неудивительно, это были достаточно обидные слова…

– Да, может, я обиделся и отреагировал слишком сильно и неправильно. Но тогда я просто не знал, как поступить, меня раздирали противоречивые чувства. С одной стороны, я хотел быть с Мишель, причем не так безоглядно, как раньше, а уже более разумно, желал связать и строить с ней свою жизнь. С другой, я понимал, что у нас не все идеально, что она многое видит по-другому, что она на ином жизненном этапе. А еще я боялся, что у нас повторится то же, что и с Тори, что через время мы не подойдем друг другу, потому что с самого начала не подходили.

И, пока я думал и решался, мы с Мишель не разговаривали. Я понимал, что это был критический момент для отношений, что нужно было что-то делать, но не мог ничего предпринять. Едва ли не впервые в жизни я боялся перемен.

Боялся Ник перемен или нет, но они все-таки наступили. У Мишель появился поклонник – парень, чуть ее старше, 24-летний брат одной из подруг. Ему давно нравилась Мишель, но он немного побаивался Ника, а тут, узнав, что они рассорились, стал ухаживать. И добивался внимания Мишель очень активно, хотя она и не отвечала взаимностью.

Узнал все это Ник от Лили, которая была подругой Мишель и всегда одобряла их отношения. Она рассказала все это нашему герою потому, что во время девичьих посиделок Мишель сказала, что, может быть, пора двигаться дальше и что она, наверное, сходит на свидание с Коулом (так зовут этого парня-ухажера), раз Ник ее разлюбил.

И тут уж Ник решился – он звонил, Мишель не отвечала. Тогда он встретился с ней, чему помогла все та же Лили, объяснился, сделал предложение... Мишель ответила отказом. Ник не сдавался, восстановил отношения, а через месяц после того как пара продолжила встречаться, повторно предложил выйти за него замуж, и тут уж Мишель не устояла и согласилась.

На момент публикации пара еще не сыграла свою свадьбу, поэтому нам остается лишь догадываться, какие перемены уготованы им судьбой. А лично я еще всерьез задумалась над тем, почему же Мишель сначала отказалась. Потому что хотела заставить Ника поволноваться или тоже не могла решиться?