Атланта
Объявления
Деловая Атланта
Работа
"Русский город"
Медиа
Общество
Развлечения
Иммиграция
English
Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Портал русской
Атланты
Читайте статьи различной тематики
на нашем сайте
Портал русской
Атланты
Читайте статьи различной тематики
на нашем сайте
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
МЕНЮ

Великий Микеланджело

Автор: Евгений Корягин, кандидат искусствоведения

8 сентября 1504 года на площади во Флоренции была установлена работа Микеланджело Буонарроти – Давид. Этот день во Флоренции теперь отмечается как День искусств.

Микеладжело было всего 29 лет, когда он изваял Давида. Его способности в изобразительном искусстве проявились ещё в раннем возрасте, когда он был отдан в обучение. Но самыми полезными для него стали годы пребывания в Академии Лоренцо Медичи Великолепного. Именно там формируется мировоззрение Микеладжело, понимание того великого перелома в искусстве, культуре, философии с началом Возрождения. У Медичи он знакомится с лучшими писателями, философами и художниками Италии того времени. Они оценили совершенство его учебных работ, а одна из них даже была продана как древнеримская или древнегреческая скульптура.

Я намеревался написать эту статью после выхода на экраны фильма «Грех» А. Кончаловского. Пока не удалось посмотреть этот фильм, но вряд ли Кончаловский мог узнать что-то новое сверх того, что изложил Джорджо Вазари в своих «Жизнеописаниях...» после бесед с Микеланджело и переписки с ним, а также написанных уже в XX веке книг Мережковского и Стоуна. В фильме отражены непростые отношения Микеланджело с сильными мира сего. А разве могут быть простыми отношения заказчика и художника? Добавьте к этому ещё и конкурентов (и не только конкурентов, но и завистников). Но, во-первых, «сильные» видели и ценили гениальность художника, а во-вторых, ведь с некоторыми из них Микеланджело познакомился ещё у Лоренцо Медичи.

Буонарроти жил при тринадцати римских Папах. Для девяти из них он работал, а с кем-то был даже в хороших отношениях – с будущими Львом Х и Павлом III. После смерти Лоренцо Медичи Микеланджело возврщается домой, где в 1496 году выполняет скульптуру «Спящий Купидон», которую покупает кардинал Риарио. Он же приглашает художника в Рим, где начинается новый период жизни Микеланджело.

Достойно удивления уже то, что Микеланджело явил свою гениальность и в скульптуре, и в живописи, и в графике, и в архитектуре, и даже в поэзии. Как становится возможной такая разносторонняя гениальность? Что её формирует? Загадка. Остаётся только вспомнить слова Джорджо Вазари, который использует для объяснения этого «благосклонность созвездий» и утверждает, что в данном случае «тот, благосклоннейше правит небесами, порешил... ниспослать на землю такого гения, который всесторонне обладал бы мастерством в каждом искусстве и в любой области». Ну, по крайней мере, за почти 500 лет никто убедительно не возразил ему, так что согласимся с этим объяснением. И – что тоже невероятно – одновременно с Микеланджело в стране работали Леонардо да Винчи и Рафаэль. Представьте себе это соперничество великих!

Писать о Микеланджело в стиле глянцевых журналов не получится – хотя бы потому, что о женщинах в его жизни почти нечего сказать. Лишь на седьмом десятке в жизнь мастера входит знатная, образованная, талантливая поэтесса Виттория Колонна маркиза де Пескара (именно ей мы обязаны появлением замечательных сонетов Микеланджело). Поэтому остановимся подробнее на нескольких его шедеврах скульптуры и живописи.

Давида он взялся ваять из уже испорченной глыбы мрамора: из неё начинал делать одну из 12 соборных скульптур Агостино ди Дуччо в 1566 году. У Микеланджело получилась великая вещь, копию которой можно видеть в Пушкинском музее в Москве. Вазари писал, что «Давид отнял славу у всех статуй, современных и античных, греческих и римских». Ею восторгаются не только ценители искусства. Для художников это образец в каждой своей детали: они учатся рисунку, используя слепки носа Давида, губ Давида, глаз Давида, рук Давида. И оцените точность знания человеческого тела – при том, что Микеланджело никогда не делал работ с натуры! Давид был установлен на площади Синьории, но затем 5-метровую скульптуру, спасая от осадков, перенесли в Академию искусств, а на прежнем месте поставили копию.

Вспомним ещё одну скульптуру – это «Пьета» («Оплакивание Христа»), установленная позже в соборе Святого Петра. Восхищения достойно всё: и композиция, где противопоставлены вертикаль и горизонталь и где фигуры вписаны в классический треугольник, и контур двух фигур, и позы Марии и Христа, и рисунок складок, характерный для более позднего периода Возрождения. Когда любуешься этим шедевром, даже не приходит в голову засомневаться в возрасте скульптурной Марии. Кстати, когда это отмечают, то скорее не критикуют её молодость как некую неправильность, а именно отмечают. И будем благодарны тому банкиру – покровителю Микеланджело, который посоветовал епископу заказать скульптуру у молодого автора, ведь она сделана за 5 лет до Давида. «Пьета» – единственная подписанная скульптура Микеланджело; Вазари писал, что Микеланджело будто бы услышал разговор зрителей, сомневавшихся в авторстве, поэтому на перевязи на груди Марии появилась фамилия автора и будто бы даже с ошибкой.

Статуи Микеланджело лучше смотреть в оригинале, в мраморе. Гипсовая копия очень точно передаёт форму оригинала, но неслучайно скульпторы Италии так любили каррарский мрамор. Сложно определить его цвет – то есть он, конечно, белый, но не могу избавиться от впечатления, что он как будто светится изнутри.

Следующий шедевр расположен на высоте 20 метров – это роспись потолка Сикстинской капеллы. Гёте написал о ней: «Не увидев Сикстинской капеллы, невозможно до конца осмыслить то, чего способен достичь человек». Капелла была построена Папой Сикстом IV. Считается, что её размеры повторяют размеры ветхозаветного храма Соломона: почти 41 метр в длину и 13,5 метра в ширину. Первоначально капелла имела традиционный декор свода – лазурное небо со звёздами. Но в потолке образовалась трещина, которую заделали, однако восстановить роспись было сложно. После чего Папа Юлий II, племянник Сикста IV, вызвал Микеланджело (помирившись после ссоры с ним) и поручил ему роспись свода. Грех не вспомнить легенды и слухи: якобы архитектор Браманте нарочно посоветовал Юлию II заказать эту работу Микеланджело, который не имел опыта работы с фресками: тут-то и померкнет его слава после создания Давида! К чести Юлия II, заказывая роспись, Папа предоставил мастеру свободу в выборе темы, композиции, содержания, манеры исполнения. Да, Микеланджело консультировался с теологами по содержанию росписи, но доверие Юлия II значило очень много. В итоге вышло более 300 персонажей в нескольких сюжетах: создание мира, сотворение человека, изгнание из рая, фигуры сивилл и ветхозаветных пророков... И каждый сюжет достоин восхищения. Посмотрите на «Сотворение человека». Кстати, считается, что Микеланджело первым изобразил Бога Отца с бородой. Как же выразительны эти две протянутые навстречу руки, так и ждёшь, что сейчас искра проскочит между пальцами – искра, благодаря которой мы стали homo sapiens.

На памятной серебряной медали, выпущенной в России к 550-летию Микеланджело Буонарроти, прямо за «Пьетой» расположился ещё один шедевр, ещё одна грань гениальности Микеланджело – собор Святого Петра. В строительстве этого собора принимали участие многие архитекторы. В 1546 году Павел III поставил на это место Микеланджело. Автор снова меняет план собора, что делалось неоднократно и до него, и после него. Но на что мы обращаем внимание сейчас – это купол. В ходе проектирования и строительства купол то предполагалось сделать по форме ближе к сфере, то его вытягивали ближе к овалу. Ведь образцами служили либо купол Пантеона, либо купол Святой Софии. Микеланджело принял за образец купол церкви Санта-Мария-дель-Фьоре во Флоренции, более вытянутый по сравнению с Пантеоном. Форма купола – это элемент его красоты, но при изменении формы меняется и нагрузка на опоры: либо она распирает их горизонтально, либо действует на сжатие вертикально. Теперь у нас есть формулы, по которым мы можем посчитать нагрузки и вычислить прочность элементов конструкции. В XVI веке всё это определялось опытом и интуицией. Микеланджело сделал потясающе красивый купол и близко к истине определил прочность конструкций, расположенных как бы в два слоя – наружный купол и внутренняя его часть. Мы можем любоваться совершенством его силуэта, как и решением всей площади перед собором, обрамлённой колоннадой, выполненной по проекту архитектора Бернини.

Будете в Ватикане – всеми полюбуйтесь этими красотами, зная теперь о них больше. Если человек смог создать такое, то человечеству есть чем гордиться!