Атланта
Объявления
Деловая Атланта
Работа
"Русский город"
Медиа
Общество
Развлечения
Иммиграция
English
Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Портал русской
Атланты
Читайте статьи различной тематики
на нашем сайте
Портал русской
Атланты
Читайте статьи различной тематики
на нашем сайте
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
МЕНЮ

Пионеры дизайна: Александр Родченко

Автор: Евгений Корягин, кандидат искусствоведения

Передвигаться по квартире Александра Родченко, где сейчас живут его потомки, довольно трудно: на полу стоят большие фото, теснятся какие-то выставочные объекты, конструкции висят даже под потолком – благо он достаточно высокий. Иногда место освобождается, потому что экспонаты отправляются на выставки по стране или миру, поскольку интерес к наследию Родченко среди людей, занимающихся дизайном, не ослабевает. Это ещё один ответ тем, кто полагает, что в России дизайна никогда не было. Был, и это был дизайн в условиях промышленного производства.

До XIX века вещи для быта создавали ремесленники. С началом промышленного производства и «великого переселения» в город таких предметов для быта понадобилось изготавливать много. Их начали буквально штамповать, и о красоте этих вещей почти никто из производителей не задумывался.

Но кто-то всё-таки начинал задумываться... Это ещё не тренд, это только поиски, замыслы. В 1916 году Александр Родченко принимает участие в конкурсе на оформление артистического кафе «Питтореск» на улице Кузнецкий Мост в Москве напротив Дома моделей, где в советское время находилось одно из помещений Союза художников. Предложенные Родченко проекты светильников были совершенно необычны по форме, по конструкции. Луч в них не направлялся абажуром, а отражался от внутренней поверхности металлического светильника (на фото я намеренно привёл набросок самого Родченко: это его авторская манера). В этом светильнике сама конструкция определяла форму, выразительность предмета.

Это была реализация концепции дизайна, стиля конструктивизм, одним из родоначальников которого в 20-е годы стал Родченко. Краткая суть этого стиля: художники должны создавать не только предметы искусства, но и потребительские изделия, предметы промышленного производства. И если выразительность предметов искусства определялась их композицией, то теперь их выразительность должна создавать конструкция.

Начав преподавать во ВХУТЕМАСе (Высшие художественно-технические мастерские), Родченко разработал программу подготовки дизайнеров, которая с небольшими изменениями применяется по сей день. Начиная с анализа вещей, переходя к проектированию простых вещей, которые затем усложняются и приобретают дополнительные функции. Да, именно от тех проектов берут свое нечало, например, настольная лампа/торшер/фонарь для работы в фотолаборатории (с красным светом), или, например, кресло-кровать, или стол, используемый как обеденный и для работы с чертежами.

В 1925 году в Париже состоялась знаменитая декоративно-промышленная выставка. В основном она показала торжество стиля ар-деко – красивого и дорогого. Исключение составили дом Ле Корбюзье как пример функционализма и советский павильон – самый недорогой и самый интересный по пространственному решению. В советском павильоне Родченко представил проект рабочего клуба, оборудование которого давало возможность быстро трансформировать пространство из читального зала в место для проведения собраний. Столы, стулья, книжные полки, шахматный столик, светильник – всё это было новым по форме. Интересно, что такой светильник выпускала одна иностранная фирма, взяв его идею с фотографии рабочего клуба; правда, ребята чуть-чуть промахнулись: на фото лампа светила только вниз (что и повторили изготовители), а в авторском проекте включалась также лампа в верхней пирамиде, увеличивая общую освещённость интерьера.

В активе ВХУТЕМАСа были проекты спортивной и производственной одежды, конструктивистской декоративной росписи посуды, которые вместе с образцами росписи агит-фарфора очень ценимы сегодня у коллекционеров. Представленный здесь проект можно увидеть воочию только в музее «Строгановки».

Совместно с Владимиром Маяковским в 20-е годы Родченко выступает пионером рекламы и плаката. Две сотни плакатов были размещены в витринах магазинов, на афишных тумбах. Яркие, броские по цвету, с легко читаемым брусковым шрифтом, они невольно привлекали внимание потребителя. Кстати, плакат «Ленгиз» с портретом Лили Брик тоже не единожды был использован зарубежными дизайнерами: невозможно пройти мимо такой блестящей идеи!

Если уж мы вспомнили о фотографии Лили Брик, тоже сделанной Родченко, то нужно рассказать и об этой грани его таланта... Когда в XIX веке появился первый способ получения изображения (дагерротип), съёмка была довольно мучительным процессом: фотографируемому даже создавали специальные опоры для головы и тела, так как несколько минут нужно было оставаться неподвижным. Затем фотоматериалы стали более чувствительными, неудобны были только размеры фотокамеры – этакий довольно объёмный ящик. В Советском Союзе мы довольно долго видели его при съёмках в студии. Этот ящик определял композицию изображения – оно всегда было сделано на уровне глаз в соответствии с линией горизонта. И вот в первой трети ХХ века появляется «лейка» – лёгкая камера, которую можно держать в руке, – но снимают всё ещё по традиции горизонтально на уровне глаз. Родченко стал первым, кто рискнул наклонить камеру. И тогда оказалось, что привычное изображение теперь смотрится совсем по-иному.

Как необычны, оказывается, снимки, сделанные совершенно непривычным образом, сверху или снизу! Посмотрите на следующий снимок – «Прохожие». Если кому-то случалось оказаться на крыше (ну или посмотреть с балкона) при утреннем или вечернем солнце, когда его лучи близки к горизонту, то забавно видеть такую картинку, где больше инфомации дают не фигуры людей, а тени от них. Необычный ракурс, по-новому увиденный интересный объект или его фрагмент, творческое использование света и тени, а затем ещё использование коллажа – всё это обеспечило успех фотографии Родченко в различных изданиях. Но не забывайте, что время это было непростое, и судьба любого новатора вызывала то, что даже нельзя назвать критикой... Например, есть у Родченко спортивная фотография «Прыжок инструктора с вышки». Так вот, критика этого снимка выглядела так: «Не могут у нашего инструктора быть такие волосатые ноги»!

У Родченко многие учились фотографии. Но были в его биографии и те факты, которые ему, наверное, хотелось бы забыть. Так, например, ему пришлось участвовать в командировке на Беломорканал, к которой власти привлекли известных писателей, поэтов (нужно было талантливо показать, как труд перековывает всякую «контру»). Не довелось мне читать, чтобы кто-нибудь гордился позже этой командировкой...

Можно попытаться понять, почему, говоря об успехах советского дизайна, мы вынуждены говорить о достойном месте его в истории. При этом пионеры отечественного дизайна прокладывали путь не только своей стране. Да, в библиотеке Конгресса США есть плакаты Стенбергов, в западных музеях есть работы Эль Лисицкого и Кандинского. Ближе к концу ХХ века в зарубежных музеях появляются копии замечательного проекта В. Татлина.

Во второй половине ХХ века в развитых странах формируется система дизайна, которая предполагает практику дизайна и подготовку дизайнеров для работы. Говорить же о практике дизайна в Советском Союзе довольно затруднительно. Дизайн возникает тогда, когда производители должны вступать в конкуренцию, обеспечивая преимущества своего продукта. Понятно, что в условиях планового хозяйства такой конкуренции не было. Госплан посчитал, сколько нужно и – за работу, товарищи.

Но, тем не менее, дизайн в России был – в теории, в очень неплохих проектах. Не было лишь практики дизайна. Повторим сказанное когда-то: дизайнеры есть, дизайна нет!