Атланта
Объявления
Деловая Атланта
Работа
"Русский город"
Медиа
Общество
Развлечения
Иммиграция
English
Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Портал русской
Атланты
Читайте статьи различной тематики
на нашем сайте
Портал русской
Атланты
Читайте статьи различной тематики
на нашем сайте
Главная О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
МЕНЮ

Такие разные мнения во время локдауна

Автор: Татьяна Серафимович

Налаженный быт традиционно считается основой семейного благополучия – тем базисом, благодаря которому выстроенные отношения крепнут год от года. И чем лучше он организован, тем меньше угроз для брака.

Да, конечно, это здравая и логичная позиция – порядок в семье действительно помогает, является фундаментом для счастливой жизни. Но сегодня, в эпоху коронавирусного кризиса, многочисленные проверки на прочность проходят даже самые крепкие отношения. И далеко не все из них выдерживают подобные тесты, какими бы органичными ни казались до этого.

Вот и отношения нашей сегодняшней героини подверглись тесту на COVID-19. Да, согласна, опять этот коронавирус, который у всех и так уже сидит в печенках, но ведь сегодня он действительно повсюду, вокруг него крутится буквально все, его не получается сбросить со счетов даже при огромном желании.

Коронавирусный локдаун серьезнейшим образом изменил жизнь Жанны и Джима.

– Если оглянуться на ситуацию, то я в шоке до сих пор. И от того, как все повернулось, и от того, сколько ошибок я, оказывается, совершила. Точнее, насколько ошиблась кое в чем… ну и кое в ком.

Вы сейчас о Джиме?

– И о нем, и о себе, и вообще о нашей совместной жизни. Понимаете, я не думала, что Джим окажется таким. Не предполагала, что настолько ошибусь в человеке, которого, вроде бы, успела уже хорошо узнать, прежде чем выйти за него замуж. Даже не могла представить, что счастливый, в общем-то, брак превратится в настоящий кошмар, и это без каких-то ссор, скандалов и серьезных прегрешений с чьей-либо стороны…

Да что случилось-то? А то все пока звучит достаточно пугающе…

– Случился коронавирус. Нет, никто из нас не заболел и не столкнулся с серьезной угрозой для здоровья, но локдаун серьезно изменил наш быт. Мы стали работать из дому… точнее, стали так работать оба, потому что я и до этого фрилансила. Я веб-дизайнер, и удаленный формат всегда был для меня удобнее: я не буду сейчас рассказывать о гибком графике и куче свободного времени, потому что заказчиков у меня всегда хватало, они были из разных стран, приходилось как-то подстраиваться под каждого… но зато нет душного офиса и десятка начальников над головой. Ну и какие-то минутки для дома, для себя я тоже выкраивала, не без этого. Дома у нас всегда царил уют, Джиму грех жаловаться, ну да он и не жаловался.

Другое дело Джим – он как раз работал в офисе. Хотя у него тоже творческая профессия современности, смежная с моей, – он программист. Но вариант удаленной работы его никогда не привлекал, да и не подходил ему – к моменту локдауна Джим уже несколько лет трудился тимлидом. Ему нужен был офис, ему нужно было контролировать свою команду, да он и хотел этого.

Нравилась не только работа, но и свое положение в коллективе? Нравилось быть начальником?

– Я так никогда не считала. Понимаете, коллектив разработчиков – далеко не то же самое, что смена рабочих на заводе, хотя и там тоже есть своя специфика. Программисты – люди более творческие и, зачастую, более капризные и даже избалованные – они из-под палки не работают, на них нельзя просто наорать. К каждому нужен тонкий подход, настроение каждого нужно чувствовать – чтобы не просто сделать проект в срок и забыть, но и вести его, и реализовать какие-то новые задумки. А ведь в IT-сфере постоянно приходится внедрять что-то новое, конкуренты же не спят.

Поэтому Джим и не мог без офиса – без места, в котором они бы собирались командой и трудились действительно вместе: устраивали мозговые штурмы, находили пути решений внезапно возникших проблем и тому подобное. И все это было удобнее делать, когда все рядом, когда все находятся в одной комнате, а не каждый у себя дома.

К тому же Джим был центром и сердцем их сплоченного коллектива – действительно лидером команды, а не просто небольшим начальником. Я видела это по каждому корпоративу, а их в течение года было немало. Людям он нравился: в процессе работы я его почти не видела, но, думаю, что как раз во время неформального общения лучше всего и проявлялось, кто как к нему относился и как он вел себя с коллегами и подчиненными. И вот как раз во время праздников и было видно, что Джим умеет создавать и поддерживать правильную атмосферу: и удачно пошутить, и проявить серьезность, и побыть тактичным, когда нужно.

Вот Джим и пропадал в офисе целыми днями, и я его вполне понимала и не могла за это винить. Тем более что у них была целая куча традиционных для IT-сферы бонусов: ну там тренажерный зал в том же здании, в котором они снимали офис, хорошая скидка на бассейн, какие-то постоянные ивенты.

И Вас это устраивало?

– Ну да, причем не только меня, а нас обоих. Нам же все равно хватало времени, чтобы побыть друг с другом. Плюс, я понимала, что занятость мужа – это то, благодаря чему он строит свою карьеру, то, без чего он не был бы тимлидом и, наверное, не был бы счастлив. К тому же, я ведь тоже не сидела без дела, я ведь тоже работала, пока Джим трудился, занималась веб-дизайном и домом, и поэтому не чувствовала себя обделенной.

И время, свободное от работ, у нас было по-настоящему свободным. Не нужно было заниматься сотней дел по дому – мы могли посвящать друг другу каждую минуту. Что мы и делали: активно проводили выходные и праздники, в постели все тоже было просто замечательно… До локдауна.

Какие секреты раскрыл COVID-19?

Когда стало ясно, что коронавирус пришел всерьез и надолго, многие бизнесы стали перестраиваться и работать по-новому, да вы и сами это знаете, ведь наверняка с этим столкнулись. Занятые в IT-сфере люди пострадали меньше других, ведь они могли начать работать из дома, в отличие от персонала ресторанов или кинотеатров. Хотя это совсем не значит, что в жизни у них не было серьезных проблем с такими переменами. Вот и в быту наших героев наметился кризис, причем по вполне банальной причине.

– Конечно, нам обоим не нравилось сидеть дома. Мне главным образом потому, что это было добровольно-принудительным занятием. Нет, то есть умом я понимала, что это нужно и важно и совсем не собиралась нарушать карантинные правила, но сама обстановка давила морально.

Ну а на Джима, наверное, давило то, что он вне коллектива, давило отсутствие общения. Хотя, может, это я сейчас додумываю в поиске каких-то объяснений или даже оправданий – тому, почему через пару месяцев мы оба уже были недовольны друг другом.

Даже так?

– Ну да, ведь когда ты начинаешь подмечать в любимом человеке какие-то привычки, которые тебя раздражают, это же недобрый знак, верно? А когда перестаешь видеть что-либо, кроме этих привычек, о чем это говорит? Когда уже не обращаешь внимания на те положительные вещи, которые есть, совершенно точно есть в характере человека, как это оценить? Минимум, как недовольство…

Наверное, Вы правы, и понятно, на фоне чего ухудшались отношения… но какие конкретно привычки Вас так раздражали?

– Скажу так: у Джима было несколько мелких привычек, которые происходили из одной большой – из привычки быть лидером. Мой муж просто привык, что его мнение оказывается если не решающим, то весомым, что к нему прислушиваются, вот и высказывал его по всем вопросам.

Думаю, что в коллективе разработчиков, когда ты тимлид и принимаются решения по важным для проекта вопросам, без этого никуда. Так и должно быть – ты обязан высказывать свое авторитетное мнение. Но вот нужно ли вести себя так же еще и дома?

А раньше Вы подобного за мужем не замечали?

– Самое удивительное, что нет. Думаю, потому, что Джим просто выговаривался на работе, скажем так, исчерпывал свой лимит команд во время летучек, мозговых штурмов, процесса написания программ, а дома уже отдыхал от своего лидерства. Или я просто воспринимала его мнение как-то по-другому и раньше оно меньше раздражало.

Понимаете, проблема была еще и в том, что эта его манера проявлялась во всем и постоянно. Джим стал высказывать свое мнение настолько часто, что оно обесценилось, перестало быть авторитетным. В том числе и потому, что рассуждал он о тех вещах, в которых не должен особенно разбираться.

Через несколько недель локдауна я стала замечать, что каждый день досуг Джима стал проходить примерно одинаково: сделав все дела по работе, он усаживался перед телевизором и начинал с ним разговаривать. В том смысле, что комментировал буквально каждую новость, причем всегда в негативном ключе. Каждый раз все у него что-то делали не так, а уж он-то, конечно, сделал бы лучше, быстрее, правильнее. Построили мост? Вот дураки, не так. Снесли какой-то другой мост? Вот идиоты, зачем?

И я бы еще поняла, если бы он рассуждал о каких-то вещах, которым посвящал много свободного времени, о своем хобби, например. А так… когда мы включали кулинарное шоу, он на словах был круче Джейми Оливера и Гордона Рамзи вместе взятых, и это при том, что у плиты я его даже по праздникам не видела. При просмотре теннисного матча он рассказывал Джону Изнеру как подавать, а Джеку Соку – как отбивать, и это при том, что помахать ракетками на корт мы не выбирались ни разу, за все 5 лет совместной жизни…

Может, таким образом он расслаблял нервы, выплескивал скапливающееся недовольство…

– Может, только при чем здесь я? Вы поймите, это просто начало надоедать – ни минуты тишины: я слышала не телевизор, а мнение мужа. Да, я уважала Джима и мне было интересно его мнение, но ведь не только его! Я хотела узнать, что по тому или иному поводу думают и другие люди. А он все чаще не давал мне этого сделать, перекрывая все своей болтовней.

И ладно бы хоть что-то позитивное говорил, а то вечный негатив! И то не так, и это, вроде в остальном у нас все прекрасно и сейчас самый подходящий момент для критики. В общем, Джим ежедневно создавал какой-то нездоровый фон. Я не знаю, может, таким образом он действительно успокаивался и снимал стресс, может, подзаряжался как энергетический вампир, но ведь я-то не плевательница, зачем мне это нужно было?

Доходило до того, что я вообще ничего посмотреть не могла! Даже если хотела просто отключить мозг и отдохнуть, например, включала какую-нибудь передачу о животных, а муж влезал со своими комментариями. И я, естественно, не слышала, о чем рассказывают ведущие, Джим их всех перебивал.

И чем дальше, тем более бескомпромиссным и даже безапелляционным становился Джим. Мало того, что он часами сидел перед телевизором и не давал ни минуты покоя своими комментариями… нет, я не преувеличиваю – чтобы он подарил хотя бы 5 минут тишины, да никогда!.. Так он еще и мой выбор стал критиковать. Я могла включить показ мод – посмотреть на красивых девушек, – а он тут же сказать что-то вроде: «Да зачем тебе эти доски! Смотреть не на что, да и вырядились как дуры, у этих модельеров, которые придумывают такие наряды, вообще вкус есть? Чушь какая» – и потянуться переключать телевизор. Хотя я ни слова не говорила, пока он несколько часов смотрел свой футбол, в котором я ничего не смыслю и который терпеть не могу…

Нет, ну это уже хамство…

– Я понимаю, насколько смешной, глупой или даже дикой сегодня может показаться драма из-за телевизора, вот только дело-то совсем не в нем. Какие-то передачи я ведь могла посмотреть и из спальни – эти телевизоры у нас в каждой комнате, – и через интернет. Дело было в поведении, в каких-то прорезающихся командирских замашках, в неуважении к моим желаниям, в попытках навязать мне свое мнение… Ну скажите, что я неправа?

Локдаун и столкновение интересов

Напряжение между супругами, очевидно, нарастало. Кто знает, сколько бы еще продержалась Жанна, но скандал назревал совершенно точно. И гром грянул из-за близкой каждому американцу темы – катализатором крупной ссоры послужили многострадальные президентские выборы.

– Ох, политика – это вообще конек Джима: если бы не знала, что он программист, то подумала бы, что дипломированный политолог – ну, судя по тому, с каким уверенным видом он комментировал каждую политическую новость. И в ограничительных мерах по повышению эффективности карантина он разбирается, и в отношениях с Россией – ну во всем.

Тема политики была просто больной – еще и потому, что Джим был за демократов, а я – за республиканцев. И, самое интересное, что я придерживаясь консервативных взглядов, не навязывала ему свое мнение, а он, весь из себя такой демократ, все пытался убедить меня, что я не права.

Ну, наверное, Джим начал поддерживать демократов не во время локдауна, а раньше, задолго до коронавируса?

– Да, Вы правы, Джим давно за демократов, а пандемия COVID-19 дала ему повод покритиковать республиканцев. Чуть ли не каждый поступок власти он считал неправильным, и уж, конечно, у него демократы справились бы лучше, не говоря уже о нем самом.

Просто до выборов и президентской гонки он столько внимания кандидатам не уделял и так рьяно свою позицию не отстаивал. Ну или я просто не придавала этому значения, для меня ведь политические взгляды Джима никогда не были проблемой.

Для него ваши взгляды, получается, проблемой были?

– Получается, что да. Хотя, опять же, локдаун наверняка сыграл свою роль. Но изоляция просто показала то, что скрыто. А именно то, что он не настроен слышать ничье мнение, кроме своего.

Вот взять меня: я достаточно твердо была убеждена в том, что выбирать нужно республиканцев, точнее, именно Трампа. Могу объяснить, почему. Выборы 2016 года были первыми, к которым я отнеслась со всей серьезностью. Чуть ли не сенсационно был выбран миллиардер, а не профессиональный политик, впервые за долгое время был выбран республиканец.

В общем, выбор был неоднозначным… но посмотрите, сколько за эти годы сделал Трамп. Посмотрите, насколько снизился уровень безработицы, каких экономических успехов мы достигли, и это в том числе благодаря ему и его решениям. И в международных отношениях, при переговорах с той же Канадой, Китаем, он занимал жесткую, но выгодную для Америки позицию.

русские знакомства

Поэтому для меня выбор в пользу Трампа был очевидным. И очень жаль, что достижения Трампа были смазаны коронавирусом, к тому же, проблем добавила и возникшая шумиха вокруг BLM-движения, а я считаю, что оно так развилось тоже на фоне локдауна, потому что все люди на взводе. При таких исходных данных, думаю, что демократы со страной лучше Трампа не справились бы.

Но это мое мнение, и я не собиралась его кому-то навязывать. Да, конечно, родные, друзья, близкие мне люди знали о моей позиции, да я и не особо скрывала, за кого планирую голосовать, но, даже если ее кто-то и не разделял, для меня это не было чем-то ужасным.

А вот Джим не мог спокойно жить с тем, что его жена республиканка – причем не ярая, а, скажем так, логичная, – по крайней мере, уже во время локдауна.

Учитывая все, рассказанное Вами, становится страшно представить, в чем это проявлялось…

– Сейчас Вы шутите, Татьяна, но мне было не до смеха: чем ближе к выборам, тем выше поднимался градус напряжения. С какого-то момента просмотр любого политического шоу превращался у нас в семейные дебаты. Причем Джим спорил очень запальчиво и жарко. Казалось, он поставил себе целью не убедить меня, а просто подчинить своей воле, навязать мне свое мнение.

Хотя нет, не казалось, ведь я пыталась отстаивать свою позицию, приводить факты, аргументы, какие-то контраргументы в ответ на его слова… А он просто отмахивался от моего мнения… поначалу… Потом начал говорить что-то вроде: «Да ты просто не понимаешь, должно быть вот так и вот так»… А на вопросы о том, почему должно быть именно так, отвечал что-то вроде: «Потому что я так сказал»...

Опять же, попахивает хамством и даже каким-то махровым сексизмом…

– Знаете, после первых таких заявлений мне было очень неприятно. Но я не захотела заострять углы, а после очередной словесной перепалки на одну и ту же тему подумала, зачем я буду тратить свои нервы, и решила просто игнорировать подобные разговоры.

То есть Джим рассуждал о политике, а я старалась спокойно заниматься своими делами, ну максимум – ему поддакивать. Но так продолжалось недолго. Потому что муж, как мне кажется, поставил себе целью если не склонить меня к своему мнению, то, по крайней мере, нервы мне потрепать. Он каждый раз приставал с расспросами по поводу тех или иных политических событий и нарывался на ссоры.

Со временем начало доходить даже до завуалированных оскорблений. Вроде: «Голосовать за Трампа? Да за него только дураки да идиотки будут голосовать!» Он выдавал такое, отлично зная, что в 2016 году я голосовала за Трампа и в 2020 планировала голосовать за него же.

И, знаете, однажды я просто не выдержала. Может, стоило смолчать, но… паззл сложился. Всю неделю на работе были сплошные проблемы, и я чувствовала себя просто паршиво, а Джиму на это было наплевать, он даже не интересовался… он в очередной раз развалился на диване с пультом и корчил из себя эксперта во всех областях и вопросах, вроде ему заняться нечем было… Мог бы в гараже что-нибудь мастерить или меня в спальню отнести – у нас-то и секса больше двух недель не было…

В общем, на очередной его комментарий в ходе перепалки в стиле: «За Трампа проголосуют только умственно отсталые» я вспылила и высказала ему все, что накопилось.

Летали тарелки?

– Нет, посуду мы не били, но я сказала все, что думаю. О том, как он меня достал со своими попытками командовать, как мне осточертела эта политика и навязывание своей позиции, как мне надоело его экспертное мнение по каждому вопросу, даже по тому, в котором он ничего не соображает… И, отдельно, о том, что я не потерплю, чтобы меня оскорбляли, что я выходила совсем за другого человека, что нам нужно взять паузу и хорошенько осмыслить, как нам быть дальше и жить ли нам вместе.

Потом гордо собрала вещи и, пылая праведным гневом, уехала пожить к маме. А Джим так и сидел на диване в шоке, открывая рот и не зная, что сказать.

Во всем виновата ты!

Почти сразу, по ее собственным словам, Жанна задумалась о том, а не погорячилась ли она, не слишком ли поспешное и резкое решение приняла. Все-таки любимый муж, 5 лет вместе, как-то глупо ссориться из-за выборов и президента. С другой стороны, ссорились-то не из-за этого, а, скорее, из-за отношения мужа к ней. И приезжать мириться он тоже не спешил.

– Да, вот так я металась, переживая. С одной стороны, я себя не на помойке нашла и не собиралась делать из себя какую-то безвольную куклу, которая нужна только для поддакивания. С другой... может, это все-таки коронакризис виноват? Может, Джим не выдерживал давления локдауна?

Я думала об этом, и снова начинала спорить сама с собой, доказывая себе, что нервы – не повод срываться на любимой. Вспоминала того мужчину, за которого выходила, милого, чуткого, нежного, романтичного, готового сдувать пылинки. И тут же ругала себя – ну не могла ведь я так ошибиться, ведь мы с Джимом не сразу поженились, а еще жили вместе два года, за это время я должна была разглядеть в нем не только положительные черты, но и те моменты, которые меня могут потом раздражать.

Жалели, что так получилось?

– Я не жалела, что все высказала мужу, не жалела, что хлопнула дверью, но, конечно, жалела, что он так себя со мной вел. И была готова дать ему второй шанс… вот только он не спешил им пользоваться, не спешил приезжать мириться.

И, как назло, по работе я была вынуждена несколько раз проезжать мимо нашего дома. Как раз в это время у меня появился заказчик из нашего же города, и ему было удобнее согласовать дизайн лично, а не в онлайн формате. Обычно я действую только удаленно, но это был случай с очень солидной компанией, сотрудничество с которой украсило бы мое портфолио, поэтому отказываться было глупо.

Вот только каждый раз, когда я проезжала мимо нашего с Джимом дома, я не могла не думать о муже. Как он там? Как его дела? Почему не звонит? Может, все-таки стоит самой сделать первый шаг?

– И где-то после третьей поездки мимо нашего комплекса и двух недель молчания я решилась. Подумала, что разговор по душам ситуации точно не повредит, да и у меня корона с головы от него не свалится. Раз уж я смогла честно все высказать Джиму, все, что накипело, значит, и обсудить эту ситуацию на холодную голову мы можем и даже должны.

Здравое решение. И смелое – не каждая согласится идти на компромисс…

– Может быть, и вот она я, согласившаяся на компромисс, выхожу из машины, иду к нашему дому, обхожу его припаркованный пикап и вижу на бампере наклейку в поддержку Байдена.

И тут у меня в голове будто что-то щелкнуло – во всем виновата ты, проклятая политика! – схватила стоявшего на лужайке садового гнома и с размаху всадила его в стекло машины!... С мужем, как Вы поняли, я тогда так и не поговорила.

Зато на следующий день Джим приехал сам и чуть ли не с порога стал рассказывать о том, как он подвергся нападению. Точнее, о том, как разбили стекло его пикапа. И он только гадает о том, кто бы это мог быть. Подозревает, что это не просто какие-то хулиганы, а те, кто знал о его продемократической позиции и хотел его немного напугать.

Но Вы-то знали…

– Да, и меня, если честно, стало даже пробивать на хи-хи – так и хотелось засмеяться. Правда, это настроение прошло сразу, как только Джим посерьезнел и заговорил о важных вещах. О том, что на фоне случившегося осознал, что он сможет пережить потерю машины, сможет пережить выбор не того президента, но не сможет пережить наше расставание. О том, как он понял, что я для него важнее всего, что он хочет меня вернуть и готов меняться.

Я, конечно, дала ему второй шанс, но не перестаю думать о том, не повторится ли история?