Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Портал русской
Атланты
Читайте статьи различной тематики
на нашем сайте
Портал русской
Атланты
Читайте статьи различной тематики
на нашем сайте
Главная О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Ты заплатила дочкой за жизнь в стране

Автор: Светлана Зернес

Бывают ситуации когда, казалось бы, испробовал всё, что можно. А выхода так и нет... Но это не означает, что его не будет никогда. В поисках огласки и поддержки к нам из Оклахомы прилетела Светлана Чудинова Флауэрс, пострадавшая от неадекватных действий бывшего мужа. Сегодня этот человек, Marcus Flowers, кандидат в Конгресс США от штата Джорджия, а Светлана так и не может добиться справедливости. Мы расскажем её историю, и любая возможная помощь – юридическая, эмоциональная или иная – будет неоценима.

Светлана, как я понимаю, ситуация вынудила вас искать помощи везде, где только возможно?

– Да. Так случилось, что 15 января 2016 года мой теперь уже бывший муж заставил меня подписать бумаги о разводе на его условиях. Это было сделано под угрозами депортации и разлучения с нашей дочкой. А 5 июля того же года я оказалась на улице. Бывший муж буквально выбросил меня в приют для бездомных, без дочери, без документов и без вещей. Сумку с вещами он предоставил через несколько часов, собрав всё без меня.

Но давайте обо всём по порядку, с истории вашего знакомства. В прессе писали, что вы встретились в Афганистане, это необычно.

– Нет, я никогда не была в Афганистане. Мы познакомились онлайн и долго общались, почти год. Решали, где мы можем встретиться. Муж действительно работал в Афганистане (он бывший военный, но на тот момент был уже гражданским), я жила во Владивостоке. В итоге договорились, что местом встречи будет Таиланд. Там мы и увиделись впервые.

Вы стали парой, у вас появилась дочка. Любил ли её ваш муж или видел в ней только объект для манипуляций?

– Сначала всё было хорошо. Но мы жили вместе с матерью мужа, и когда родился ребёнок, её отношение ко мне изменилось. Её тон стал другим, она стала позволять себе нарушать мои границы. Могла увезти мою дочь гулять, даже не поставив меня в известность. Всё происходило постепенно, она словно пыталась заменить меня собой. Дошло до того, что она могла вернуться с моей дочерью в два часа ночи, не извиняясь и ничего не объясняя.

А как к этому относился муж?

– Сначала я пыталась говорить, что это неправильно, он вроде бы предпринимал попытки сказать ей. Но потом стал отвечать, что это её право. А в конце концов начал говорить мне, что если я не найду контакта с его матерью, которая всё для меня делает, то окажусь на улице. У меня есть сообщение об этом.

То есть он угрожал вам. А было ли физическое или эмоциональное насилие с его стороны?

– Физического насилия не было, но был моральный и эмоциональный абьюз.

А как случилось, что он взял у вас деньги, десять тысяч долларов?

– Мы вместе должны были пройти через расследование после того, как его статус поменялся. Длинный список вопросов, больше о моём прошлом, о моих родственниках. Почти допрос. Который я не прошла, потому что старалась дать больше информации и отвечать честно, как есть. В результате муж не получил доступ, и в списке причин всё было в отношении моих ответов, в том числе о том, что мои родственники работают на режимных объектах, и прочие детали, которые вообще второстепенны.

Он тогда потерял работу, не было никакого дохода. У меня были свои деньги, несколько тысяч долларов. Соответственно, я решила, что надо как-то помогать, и платила ипотеку. Эта сумма быстро закончилась, и моей очередной ошибкой было занимать деньги у моих родственников. Скорее всего, это была попытка реабилитироваться после неудачного расследования. Но это было ошибкой, нужно было сначала сделать себе гринкарту, потому что всё это время я была в нелегальном статусе.

А почему за все годы брака он так и не начал оформлять ваш легальный статус?

– Сначала не было средств, потому что это довольно дорого. А потом... Потом не знаю почему. Видимо, оставлял вариант, возможность манипулировать.

То есть ваши отношения всё ухудшались.

– С каждым годом. В 2015 году был уже такой кризис, что муж заявил: будем разводиться. Его родственники становились по отношению ко мне всё более агрессивными. С его матерью я так и не нашла контакта. Это всё усугубило: как оказалось, она сильно влияла на сына. В декабре того года мне пришлось даже вызвать полицию. Одна из сестёр мужа вместе с его матерью оскорбляли меня (при этом на руках у меня была дочка) и требовали, чтобы я платила по счетам, хотя у меня не было ни документов, ни работы, ни дохода. Мне пришлось вызвать полицию. Но на тот момент я не знала, что нужно было сразу запросить полицейский отчёт. У меня не оказалось на руках никаких свидетельств того, что они приезжали, и когда я позже сделала в полицию запрос, у них не оказалось ничего! Вызов был, а записей нет.

За что же вас так возненавидела его семья?

– Наверное, за то, что не следовала их требованиям. Они даже вынули замок из моей двери и могли в любой момент зайти в мою комнату, что и делала его сестра. Могла просто войти и начать материть прямо при дочери. Кроме того, я не соглашалась с тем, чтобы его мать брала без спроса мою дочь. Ну и я думаю, что они винили меня в том, что он потерял работу. Как будто я сделала это специально.

То есть всё росло как снежный ком и так и дошло до развода. Но, помимо прочего, там появилась какая-то женщина, его новая подружка...

– Мы переехали из Джорджии в Оклахому, и там он заявил, что у него есть подруга и теперь у него будет нормальная семья, «а ты можешь уходить». Несколько раз физически пытался выгнать меня на улицу, собирал чемодан и ставил у дверей. Я сопротивлялась. А в какой-то момент они придумали план: сказать, что мы якобы едем в «Волмарт» и уже там выкинуть меня на улицу.

Он составил целый план?

– Ещё и его мать присутствовала. Она приехала посидеть с ребёнком, а мы поехали якобы в магазин. Он остановил машину у шелтера и сказал: «Выходи». Я отказалась. Тогда он вызвал полицию, и всё сделала полиция.

Не может быть...

– В тот момент моя жизнь разделилась на «до» и «после». У меня не было документов, денег, источников дохода и никого, кто бы мог помочь. Ведь они сделали всё, чтобы у меня не появилось никаких друзей, его мать клеветала на меня после моего единственного общения с соседом, которому было 74 года. Да я и не знала, как общаться с людьми, ведь то, что происходило внутри семьи, было безумием. Как об этом можно было говорить людям? Со стороны мы выглядели обычной семьёй, все улыбались. Основное происходило за закрытыми дверями.

Итак, вы оказались в приюте для бездомных – без дочери и без документов. Как дальше развивались события?

– В бумагах о разводе муж назначал себя главным опекуном над нашей дочерью, для меня были прописаны только визиты. Больше никаких прав. Но он обещал, что когда у меня появится работа, он изменит условия, и я взяла с него расписку о том, что он сделает мне гринкарту, вернёт те десять тысяч долларов, которые дала моя мама (при том что она обыкновенная пенсионерка), и что дочка будет жить со мной. Но после того как я оказалась на улице, расписка сразу исчезла. Больше никаких подтверждений его согласия на мои условия у меня не было.

Он поставил свои условия, и когда я подала в суд с целью аннуляции договора, всё было обставлено так, что якобы я добровольно согласилась подписать бумаги и добровольно оказалась на улице. Приезд полиции и отсутствие у меня гринкарты и других документов почему-то судью не смутили. Суд принял сторону мужа, он так и остался главным опекуном. Уехав в Джорджию, он сначала привозил дочь ко мне в Оклахому, потом в очередной раз изменил условия – хотел, чтобы я приезжала в Джорджию сама и виделась с дочкой только во время школьных каникул и только через контакт с этими людьми – с теми, кто меня выкинул на улицу, оскорблял и унижал.

А хотя бы звонить дочке вы могли?

– Изначально было прописано, что я свободно общаюсь с ней с помощью любых гаджетов. Но как только дочка начала задавать вопросы, почему я далеко, а она с чужой тётей, я не могла ей врать и говорила как есть. Именно поэтому они решили не давать мне общаться с ней. Они удалили с её планшета скайп, через который я могла с ней связаться. С января 2019 года контакта с ней практически нет. Чтобы нам поговорить, мне надо звонить бывшему мужу или его жене тогда, когда им удобно, и чтобы они всегда слушали наш с дочкой разговор. То есть все условия были нарушены. Я все эти годы пытаюсь безуспешно судиться, сейчас есть иск в Верховный суд. Но для этого нужна юридическая поддержка. За шесть лет я так и не нашла юриста, который защищал бы мои права. Адвокат, которого я наняла, вместо защиты повесил на меня долг в 11 тысяч долларов. Все обращения в Legal Aid и YWCA результата не дали, мне только пишут отписки.

То есть сейчас вам нужна в первую очередь юридическая помощь?

– Да, нужен профессионал, чтобы сторона муже не смогла снова закрыть дело из-за якобы отсутствия оснований. Я хочу восстановить свои права, потому что бумаги о разводе были подписаны под угрозами. Было принуждение к сделке, было лжесвидетельство – а это уголовная ответственность.

И этот человек рвётся в Конгресс представлять штат Джорджия. Достоин ли такой человек быть в Конгрессе?

– Ну, ответ очевиден...

Его новая жена поливает вас грязью в соцсетях. Почему она обвиняет вас в пренебрежительном отношении к дочке? Какой её интерес?

– Видимо, это попытки найти какое-то логическое обоснование своим поступкам. Другого объяснения у меня нет.

На ваших фотографиях с дочкой на ней одежда, которую вы ей сами шили.

– Мы очень редко ездили в магазины, и я шила одежду сама и дочке, и себе. Не то что это было моим хобби, просто ситуация вынудила. Муж почти не давал денег (это тоже форма абьюза – экономическая), мне приходилось просить у своей мамы.

Вы оказались в полной зависимости от этого мужчины. Вы пытались как-то улучшить свое положение?

– Я всё делала для того, чтобы помочь нашей семье. Потратила все свои деньги, занимала. Но эта семья меня так и не приняла и выкинула на улицу.

Судя по комментариям его новой жены в соцсетях, вы якобы ещё должны алименты на воспитание дочки?

– Да, суд 2017 года постановил, что я должна платить алименты, хотя у меня не было гринкарты и разрешения на работу и, соответственно, никакой возможности получать доход. Сейчас у бывшего мужа высокая зарплата, а я должна выживать, у меня нет машины, постоянную работу я получила только недавно. Он подал на взыскание долга по алиментам, и фискальными службами было списано три с половиной тысячи долларов с моего налогового вычета, на который я рассчитывала.

Сложились ли у вас новые отношения после развода?

– Нет. Я каждый день должна думать о том, как выжить. Каждый день живу с этой болью.

В прессе писали про вашу ситуацию и про то, что у вас были после этого ещё одни абьюзивные отношения. Это правда?

– Я познакомилась с молодым человеком из соседнего шелтера. Но он оказался психопатом, и я даже не хочу об этом вспоминать. Мне даже пришлось оформить охранный ордер для защиты.

То есть после одного тяжёлого опыта сразу ещё один. Как вы находили силы всё это пережить?

– Я понимала, что если просто сдамся, то они выиграют. И я не имею права сдаваться.

После такого опыта возможно ли вообще сохранить надежду на нормальные отношения?

– Шансы есть всегда. Но надо более реалистично смотреть на то, кто перед тобой. Думать в первую очередь о себе и своей безопасности, тем более когда ты за рубежом и у тебя нет семьи и поддержки.

Тем, кто пока в поиске своей половинки: на что надо обратить внимание, когда отношения только завязываются? Какие «звоночки» должны насторожить?

– Начнем с того, что границы никогда не должны нарушаться. Ваш комфорт и дискомфорт рядом с человеком – это очень важно. Многие со мной не согласятся, но надо ставить себя на первое место: этот молодой человек пока ещё вам никто, пока он ещё не доказал, что для него ваши отношения важны и он вас не предаст. Надо видеть реальные факты и действия, а для этого надо пережить вместе разные ситуации и смотреть, как этот человек поступает. Мужчина должен сначала заслужить чин мужа, и не надо видеть в человеке то, чем он не является. Не привязываться, не впадать в зависимость. Если есть страх потерять, то это уже некая ловушка.

А как вы думаете, почему тема абьюза в семье считается стыдной, почему об этом часто молчат?

– Потому что это больно и дискомфортно. Мне самой не нравится выставлять личные проблемы напоказ. Если бы не безвыходная ситуация, я бы этого не сделала.

ВЫДЕЛЕННОЕ ЖЕЛТЫМ ПРОСЬБА ОФОРМИТЬ БРОСКО, КАК РЕКЛАМУ, В РАМКЕ

От редакции

Дорогие читатели! Если вы знаете, как помочь в данной ситуации, будем благодарны за ваши сообщения. Со Светланой можно связаться по нижеуказанным контактам. В первую очередь требуется грамотная юридическая помощь.

Facebook: Svetlana Chudinova

Email: flowerssvetlana@gmail.com