Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Портал русской
Атланты
Читайте статьи различной тематики
на нашем сайте
Портал русской
Атланты
Читайте статьи различной тематики
на нашем сайте
Главная О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Тарас Шевченко – художник

Автор: Евгений Корягин

Случилось так, что всю жизнь я не расставался с Шевченко. В младенчестве видел на стене копию его автопортрета 1860 года. Тогда мне казалось, что на портрете старый-старый дед, а деду всего-то было 47 лет! Потом изучал Шевченко в школе, позже поступил в Институт им. И. Репина – бывшую Императорскую Академию художеств, где на факультете живописи в 1960-е годы была мемориальная мастерская Тараса Шевченко. Много раз заходил туда постоять и подумать. И в самом деле: как это мальчишка, родившийся в крепостной неволе, будущее которого было, кажется, предопределено, смог стать студентом Академии художеств?

Рос Шевченко в неказистой хате в селе Кирилловке – это в нынешней Черкасской области на Украине. Рано потерял родителей. В 8 лет стал учиться грамоте у местного дьячка и тогда же начал рисовать на чём только можно, используя для этого всё, что попадалось в руки. Перешёл к другому дьячку на службу, где носил воду, топил печь, читал молитвы над усопшими – и изучал украинские книги. Однажды он нарисовал пьяного дьячка и был за это наказан, после чего просто сбежал. Но, поскольку страсть к рисованию была уже им осознана, он стал искать учителя-художника.

В 16 лет Тарас был взят служкой в дом Павла Энгельгардта, одного из богатейших украинских помещиков. В доме помещика Шевченко тайком продолжал рисовать, но случайно его занятие раскрылось. Энгельгардт, переехав по службе в Вильно, отдал Шевченко в учение преподавателю Виленского университета, а после переезда в Санкт-Петербург в 1832 году, намереваясь сделать из Шевченко домашнего живописца, направил его к «живописных дел мастеру» Василию Ширяеву.

В 1836 году, рисуя в Летнем саду, Шевченко познакомился со своим земляком – художником Иваном Сошенко. Тот свёл его с украинским писателем Евгением Гребёнкой, в дальнейшей судьбе Тараса приняли участие Василий Григорович, Алексей Венецианов, Карл Брюллов и Василий Жуковский. Но Энгельгардт как владелец крепостного Шевченко начал торговаться, боясь продешевить, и заломил за него невероятную сумму. Была устроена благотворительная лотерея по сбору средств для освобождения Тараса Шевченко. Призом в лотерее стал портрет Жуковского, написанный Брюлловым, в выигрыш вложились даже члены императорской семьи. В итоге Энгельгардт получил за Шевченко 2500 рублей и дал ему вольную: «...отпустил вечно на волю крепостного моего человека Тараса Григорьева сына Шевченка, доставшегося мне по наследству от родителя моего, действительного тайного советника Василия Васильевича Энгельгардта».

Тогда же поступил Тарас в Академию художеств, где стал учеником Брюллова и даже подружился с ним. Это были счастливейшие годы: «Живу, учусь и никому не кланяюсь и ничего не боюсь, кроме Бога – великое счастье быть свободным человеком; делай, что хочешь, и никто тебя не остановит», – писал Шевченко в дневнике о том времени. К студенту Академии зашёл как-то в гости Евгений Гребёнка и увидел какие-то исписанные листки. Оказалось – стихи. И с его подачи в 1840 году издан первый сборник поэтических произведений Тараса Шевченко «Кобзарь», который стал основой современной украинской литературы и во многом литературного украинского языка. Напечатан первый «Кобзарь» на ярыжке (а точнее, если правильнее, на ерыжке) – такова была фонетическая система записи украинского языка русской азбукой, принятой со времён Петра I до 1905 года. Первое издание «Кобзаря» разошлось мгновенно, в мире осталось лишь считанное количество экземпляров.

В Академии художеств Тарас учился вполне успешно, получал медали за свои работы три года подряд. В 1844 году Шевченко заслужил звание свободного художника. Но от его академического периода осталась лишь одна живописная работа – «Катерина» на тему одноимённой поэмы, посвящённой Василию Жуковскому в качестве благодарности.

После Академии Шевченко работал в качестве штатного художника Археологической комиссии при Киевском университете, где оставил много рисунков, акварелей архитектурных и исторических памятников, пейзажей. Все это Украина, какой видел её Шевченко в середине XIX века.

Это было замечательное время для Тараса Григорьевича. Как художник он выполнил часть иллюстраций к книге Н. Полевого «История князя италийского, графа Суворова-Рымникского», общался с украинскими деятелями культуры – писателями, историками; предпринял издание альбома офортов «Живописная Украина», написал много замечательных поэтических произведений.

В Киев Шевченко приехал по приглашению историка и писателя Николая Костомарова, который вовлёк поэта в Кирилло-Мефодиевское братство. Оно ставило своей задачей бороться за права украинского народа в рамках Всеславянской федерации народов. Шевченко даже не понял, что оказался в какой-то подпольной полититческой организации. Братство быстро раскрыли и арестовали десяток его участников. Поэт как бы и непричастен оказался к действиям братства, но тоже был арестован «по собственным отдельным действиям», а попросту говоря – за содержание поэмы «Сон». Критик Белинский писал по этому поводу: «Мне не жаль его, будь я его судьею, я сделал бы не меньше. Я питаю личную вражду к такого рода либералам. Своими дерзкими глупостями они раздражают правительство, делают его подозрительным». На что, впрочем, Шевченко реагировал довольно спокойно: «Нехай буду мужицький поет, аби тiльки поет; то менi бiльше нiчого i не треба». А вот Добролюбов и Чернышевский высоко ценили гражданские мотивы в поэзии Шевченко.

30 мая 1847 года Шевченко в наказание был определён рядовым в Отдельный оренбургский корпус «под строжайшее наблюдение начальства с запрещением писать и рисовать», как добавил сам Николай I. Место было редкостной глушью. Шевченко пишет Жуковскому, пишет даже Гоголю, но все попытки облегчить его долю и снять хотя бы запрет на рисование результата не дали. Примерно год спустя поэту немного повезло: генерал Обручев и капитан-лейтенант Бутаков взяли его в экспедицию по изучению Аральского моря, где Шевченко зарисовывал пейзажи и портреты местных жителей. Зная о запрете, в штатной ведомости его не назвали художником, но акварелей за два года он сделал много, включая «Крутой берег Аральского моря», «Кос-Арал», очень выразительный пейзаж «Пожар в степи», «Казах на лошади» – всего около 350 пейзажей и портретов.

Однако в Петербурге об этом нарушении прознали. И Обручев, и Бутаков «схлопотали» по выговору (для них это было несмертельно, и Бутаков позже дослужился даже до адмиральского звания). У Шевченко же при обыске забрали письма, живописные принадлежности, два альбома и книги – «Евгений Онегин», два тома Лермонтова, «Полное собрание сочинений русских авторов», Шекспира, Библию и другие. И отправили Шевченко в ещё большую глушь – в укрепление Новопетровское, что на Каспии. И подтверждено было строжайшее запрещение писать и рисовать.

Потянулись дни солдатчины, унылые и жестокие. И неведомо было, когда же это закончится. Когда на третьем году службы Шевчено в Новопетровском сменился командир, жить стало полегче. Новый командир, полковник Усков, даже позволил ему расписать его беседку, а кроме того, Шевченко учил его детей живописи. Жена коменданта Агафья Ускова вспоминала: «Так как Шевченко был очень развитой человек, с прекрасной памятью, то темы для разговора во время прогулок были очень разнообразны».

И ещё поэт всё-таки сочинял – скрывал это, но делал. С того времени он оставил так называемую «Захалявну книжечку» – несколько книжек, сшитых потом в одну. Каждая страница была размером в четветрь листа, и такую книжку можно было спрятать за голенище солдатского сапога (поэтому «захалявна»). Сшитые вместе, эти части образовали то, что в наследии Шевченко именуется «Мала книжка». Это 431 нумерованная страница размером 9,8 на 6 сантиметров, исписанные мелким шрифтом. На иллюстрации вы видите факсимильное издание «Малой книжки», выпущенное киевским издательством «Наукова думка» в 1966 году. В целом примерно треть литературного наследия поэта создана именно во время рекрутской службы, многие вещи написаны на хорошем русском языке.

Наконец, 2 августа 1857 года, благодаря настойчивым ходатайствам вице-президента Академии художеств графа Ф. Толстого и его жены графини А. Толстой, Александр II отменил наказание и Шевченко был отпущен на волю. По его просьбе Совет Академии художеств постановил задать ему программу на звание академика. Шевченко в это время много занимается гравированием и в 1860 году получает звание академика по гравированию «в уважение искусства и познаний в художествах». Шевченко действительно существенно обновил технику гравирования. Портрет в начале статьи – это авторская работа Шевченко в технике офорта.

В последние месяцы Шевченко работал на созданием букваря украинского языка, что было непросто, ведь тогда ещё действовал цензурный запрет, а украинский язык не был признан как самостоятельный. Он сумел-таки обойти цензуру и издал букварь за свой счёт тиражом 10 000 экземпляров.

Скончался Тарас Шевченко 10 марта 1861 года. Похоронен сначала в Петербурге, но через два месяца перезахоронен на Украине близ Канева на берегу Днепра, как и просил в своем стихотворении «Заповiт» («Завещание»). Там же он обращался к нам, к потомкам:

...И меня в семье великой,
В семье вольной, новой,
Не забудьте – помяните
Добрым тихим словом.

(перевод А. Твардовского)